never stop
always keep walking
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

never stop > ИзбранноеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | следующуюСледующая »


воскресенье, 23 сентября 2018 г.
Тест: Awareness Of Truth Кацуки Бакуго Мир сейчас полон героев. Полон... Onchu 17:24:24
­Тест: Awareness Of Truth[BNHA]
Кацуки Бакуго


Мир сейчас полон героев. Полон людей с боевыми причудами. И лишь малая часть живущих на земле, награждается даром исцеления. Эта причуда, цениться больше всего. Ведь именно за счет исцеления, и держится данное общество. Помощь медиков нужна и героям, и обычным людям. Поэтому люди с исцеляющими способностями нарасхват. И ты не была исключением. В отличие от многих других медиков , твой организм не унаследовал исцеление, а сгенерировал эту причуду сам. Твоя мама обладает очень быстрой регенерацией, а отец умеет управлять энергией. Твой организм, способен регенерировать в два раза быстрее, чем организм твоей матери. Плюс к этому ты можешь передавать свою энергию регенерации другим людям, просто прикасаясь к ним. Естественно, чем сильнее ранение, тем больше энергии понадобиться. Но за раз ты можешь исцелить около 30 человек с незначительными ранениями. Твою способность назвали Дар Регенерации. Ты очень быстро обучилась всем базовым навыкам медика. И поэтому, во время разборок в Юэй тебя взяли на стажировку. И не кто либо, а сама Исцеляющая девочка. За последнее время, произошло слишком много происшествий, и она не успевала всё делать сама. Поэтому с радостью взяла к себе умелого стажера. Ты помогала ей в госпитале, и в обычных больницах.
И именно в геройском госпитале ты познакомилась с ним. Вечно недовольным, громко кричащим Кацуки Бакуго.
-Мне не нужна помощь, само заживет!!-кричал Бакуго Исцеляющей девочке, когда ты зашла в палату.
-Ох, что же ты такой упертый то. Ладно…Милая-бабуля обратилась к тебе.- Займись ним-Она сказала это и быстро ушла. Ты кивнула.
-Что у тебя?- ты спросила у парня, не смотря на него и пошла набирать в умывальнике воду в небольшой тазик.
-Да мелочи!!Руки повредил чутка! Само заживет, не надо мне ниче делать. Еще с бинтами потом ходить! У меня нет времени!!-возмущалс­я блондин. Ты подошла к нему и поставила на тумбочку тазик. Намочила тряпку , и выжала ее. Сжав ее в руке, ты стала напротив Бакуго и посмотрела на его руки. Они были сильно опухшие и поцарапанные.
-Это само не заживет. У тебя сломаны насколько костей, разорваны мягкие ткани. Если так оставить то начнет очень сильно болеть-ты очень аккуратно начала промывать влажной тряпкой, его руки.- Не сможешь даже ложку держать. Не то , что драться.-ты говорила спокойно и тихо.
Бакуго внимательно смотрел на тебя и вслушивался. Потом недовольно цокнул.
-Значит придется ходить забинтованным!
-Пришлось бы, если бы меня тут не было-ответила ты, и начала промывать вторую руку. Бакуго опустил глаза и завис. Его правая рука, была полностью исцелена, ни царапинки, ни синяка. Даже боль прошла.
-Ты…ты это…- пытался сформулировать парень.
-Да, я умею исцелять. Я же врач. Хотя, еще не совсем. Я стажер. Но всё же. Что ж…-ты убрала руки от ладоней Кацуки и начала мыть в тазике тряпочку.
-Я исцелила твои руки. Перематывать ничего не надо. Только просьба. Пол часика не используй причуду, пожалуйста. И не бей ничего руками. А в целом. Ты свободен.-Ты взяла тазик и выливала грязную воду в раковину.
-С..спасибо-буркнул­ Кацуки и понял что не знает как тебя называть.-Как звать то?
-[Твоё Имя и Фамилия]-ответила ты и посмотрела на парня.
-Спасибо [Твоя Фамилия]-сан-пробурчал Кацуки.
-На здоровье, Бакуго-улыбнулась ты,кивая.
Кацуки что-то пробурчал себе под нос и ушел.
Ты продолжила работу. Но спустя пару дней вы снова встретились. Но в этот раз помощь,нужна была не ему. А его другу. Недавно произошло неприятное происшествие и Киришима Эйджиро сильно пострадал. Исцеляющая девочка, занималась исцелением остальных пострадавших, а ты пришла в палату к Киришиме, прочитав перед этим его карту. Там же сидел Бакуго и желтоволосый парнишка.
-Ого- сказала ты , увидя, как сильно пострадал Киришима. У него были переломаны чуть ли не все кости в теле, он потерял много крови.
-Ухты, красивая медсестра- шепотом сказал Каминари.
-Нам выйти?- спросил Бакуго.
-Нет, я быстро. Эй, Киришима-кун, если слышишь меня, то постарайся расслабиться-ты обошла кровать и стала рядом с Киришимой, напротив Бакуго и Каминари.-Я знаю , что очень больно и тяжело расслабиться. Но я помогу, доверься мне, хорошо?-спросила ты, ответом послужил тихий болезненный стон. Ты положила одну руку на грудь Киришимы, второй, аккуратно взяла его за ладонь. Тело Эйджиро под твоими руками засветилось, этот свет начал расходиться по всему телу парня. Раны заживали, кости восстанавливались, царапины затягивались.
-Офигеть…это так красиво. Она так же тебе руки залечила,да?-спроси­л Каминари у Бакуго, тот лишь согласно кивнул.
Киришима наконец расслабленно выдохнул. Ты убрала руки.
-Ты молодец, Киришима. Другой бы на твоем месте сдался бы. У тебя легкие были пробиты ребрами, поразительно как ты еще пришел в себя.-сказала ты.
- Как чувствуешь себя-спросил Денки у друга.
-Как зефирка…такое чувство, буд-то вешу грамм пять. Буд-то вот-вот взлечу.- мечтательно протянул Киришима.
-Да, это видимо всегда так, после того как [Твоя Фамилия]-сан исцеляет. Мои руки тоже были в таком состоянии- сказал Кацуки, посмотрев на свои ладони.
-А ты догадливый. Это побочный эффект , моей способности. Ощущение эйфории на недолгое время.-сказала ты вытирая руки.
-Так, я ушла работать. А вы проследите пожалуйста, что бы он домой дошел спокойно, покушал и сразу лег спать. Пойдете минут через 10-сказала ты. Бакуго согласно кивнул и ты ушла.
-Ты какой-то на удивление спокойный-сказал Киришима смотря на друга.
-Заткнись, идиота кусок!!!-крикнул Бакуго
-Аха , так то лучше- рассмеялся Каминари.
Но с Кацуки действительно происходило что-то странное. Он никак не мог забыть то чувство, когда его руки были в твоих маленьких ладошках. Не мог забыть твой спокойный взгляд, хотя он явно говорил на повышенных тонах тогда. Он пытался сосредоточиться на учебе, но все время возвращался к мыслям о странной медсестре.
И вскоре вам снова пришлось встретиться. Но в этот раз не по причине болезни.
-Свободный фестиваль?- синхронно спросил весь А класс своего учителя.
-Да. Этот фестиваль, в отличие от предыдущих, делаем не мы. Его делают для нас. Но я не могу позволить, что бы весь класс дурака валял.-Глаза Аизавы не по-доброму блеснули.-Но я никак не мог придумать как вас отсеять. Пока Полночь не подала мне идею. Идти на фестиваль можно только парами мальчик девочка. Можно приглашать девочек с других классов и курсов. Но пойдут только те, кто будут с кем-то-сказал Аизава. Класс тут же взорвался бурными обсуждениями.
-А те, кто не пойдут на фестиваль, будут отмывать столовку-добавил Аизава, и теперь желание пойти у всех усилилось. Бакуго не хотел идти на фестиваль, но вымывать столовку он не хотел больше. Вот только не задача. В течении этого же дня, всех девчонок разобрали. Очако-Мидория. Джиро-Каминари. Ашидо-Киришима. Хагакуре- Оджиро. Момо-Тодороки. Тсую- Токоями. Вариантов не оставалось. Парни судорожно бегали по классам и искали себе пару. И вдруг Кацуки осенило. После уроков он вышел из класса и ушел в неизвестном направлении.
-Пошли со мной не фестиваль!-скомандо­вал Бакуго, зайдя в кабинет Исцеляющей девочки, в котором сидела только ты. Ты не поняла парня.
-Прости. Я сейчас не поняла, это ты мне так указываешь что делать? Или это был вопрос?-спросила ты, удивленно посмотрев на парня. Кацуки рыкнул сам себе.
-Ладно…Ты пойдешь со мной на фестиваль?- на выдохе сказал Бакуго, но смотрел на тебя так, буд-то это он тебе одолжение делает тем, что пригласил.
-Нет, так не пойдет. Пригласи нормально, а не как буд-то я обязана согласиться. Или зови кого-нибудь другого.-сказала ты и продолжила перебирать бумаги.
Бакуго сжал кулаки.
-Тебе че так тяжело ответить????-но ответа не последовало. Кацуки выругался трехэтажным матом сам себе под нос.
-Ты пойдешь со мной на фестиваль, пожалуйста?-наконец­ нормально спросил Кацуки.
-Хорошо, пойду. Ты в этом пойдешь?-спросила ты кивая на одежду парня.
-Нет, в рубашке. В красной. А шо такое?-Бакуго скорчил угрожающую гримасу, которую ты успешно проигнорировала.
-Ну нужно знать какого цвета платье одевать, что бы соответствовать.-ты­ улыбнулась парню. У Кацуки кажется затипался глаз.
-Издеваешься?-проши­пел он.
-Ну разве что чуть –чуть- улыбаясь, сказала ты.
-В субботу, в пол пятого жду возле входа в больницу. Если опоздаешь то…-Бакуго рычал, как пес смотря в пол.
-То что?-спросила ты. Твое лицо оказалось слишком близко к лицу Кацуки. Парень не понял, когда ты успела подойти, и ты готова поклясться что увидела, как покраснели его щеки. Парень просто молча вымелся из кабинета, очень громко хлопнув дверью.И крикнув что-то про то, что убьет тебя.
В назначенное время, Бакуго стоял у входа в больницу и смотрел куда-то вдаль.
Он думал о том, какого черта он пригласил тебя? Зачем? И почему именно ты? Зачем он так вырядился? И почему так нервничает сейчас, будто вы на свидание идете, а не на фестиваль , по приглашению директора академии?
Из мыслей его вырвала чья-то рука, которая мягко легла на его плечо.
Бакуго повернулся и сразу начал осматривать тебя.
Ты была в темно-бордовом платье, чуть ниже колена. На талии был черный пояс, а на ногах черные балетки. Плечи и шея, были открыты.
-А не замерзнешь,а?- спросил Кацуки, задержав взгляд на твоих тонких ключицах.
-Если что, отожму у тебя пиджак- ты улыбнулась парню. Он цыкнул и пошел вперед, а ты за ним.
Бакуго не хотел признавать, но на фестивале было действительно весело. Миллионы разных конкурсов, море разнообразных вкусностей. В воздухе летали запахи карамели и лакричных палочек. Повсюду были веселые люди, и смеющиеся лица. Кришима и ТецуТецу устроили соревнование по поеданию риса. Ашидо перефоткалась со всеми с кем можно, даже с незнакомыми людьми. Аояма все время кричал, что он ярче любого фейерверка. А Каминари все время смешил Джиро, которая еле успевала переводить дыхание после его шуточек. Но внимание Кацуки привлекало совсем другое. Он весь вечер пытался украдкой посмотреть на тебя. А если ваши взгляды встречались, то он поспешно отворачивался. Бакуго не хотел признавать того, что ему нравиться твоя улыбка. И то как ты смеешься. И не хотел принимать тот факт, что его бесило, когда к тебе подходил Киришима или Сэро. Он понимал, что не может ревновать. Но именно это он и делал.
Ты не могла не заметить этого. Уж слишком сгущался воздух вокруг вас, когда к тебе подходил какой-то парень.
И вдруг заиграла музыка, а потом объявление. Это явно говорила не совсем трезвая Полночь.
-А теперь я объявляю время поцелууууев!!! Давайте делиться любовью,ребяяятки!!­!Целуй ближнего своего!!!!-кричала она в граммофон.
Ты рассмеялась, увидев как Джиро заехала Каминари по челюсти, когда тот начал приближаться. И как Момо залилась краской пытаясь отойти от Тодороки.
Потом твои глаза медленно переместились на Кацуки. Он смотрел куда-то вверх. Явно стараясь не смотреть на тебя.
-Дурацкое предложение. Полночь вечно бред всякий несет…-рыкнул он.
-Бред или нет- ты стала перед парнем и потянула его за воротник- грех не попробовать, ты так не думаешь?- ты медленно приблизилась и коснулась губами,теплых губ Кацуки.Парень просто остолбенел. Ты отодвинулась. И посмотрела в его глаза.
-Признайся, Кацуки, ты весь вечер на меня пялишься. Бродишь месяц ужасно задумчивый. И постоянно ходишь мимо госпиталя, хотя тебе в другую строну. Ты влюбился, дурачина…не так ли..?
Кацуки внезапно положил руки на твою талию и подвинул к себе.
-Заткнись!!-рыкнул блондин и его губы впились в твои. Поцелуй был грубоват, но было даже приятно. Бакуго не напирал, но и отпускать не собирался. Он вынудил тебя, закинуть руки ему на плечи и прижаться ближе. Его руки походили на крепкие цепи. Его запах полностью окутал тебя, и тебе не оставалось ничего, кроме как сдаться ему. Вскоре поцелуй пришлось разорвать. Кацуки уперся лбом в твой лоб.
-Завтра пойдем на свидание!-скомандов­ал он.
-Любишь же ты командовать- улыбаясь, сказала ты.
- Ну давай, скажи что тебе это не нравиться- впервые Кацуки улыбнулся,ехидно и игриво, но улыбнулся.
Ты понимала, что этот чертов блондин прав, снова. Он впился в твои губы, давая четко понять, что он рожден побеждать. И что не намерен давать ,кому-либо собой помыкать, хотя…кажется, что именно ты натолкнула парня на действия. Но ему , конечно же, об этом знать не обязательно.

­­
Что ж, я надеюсь что Вам понравилось. Я хочу начать писать тест по академии в стиле 16 , но не знаю стоит ли. Жду комментарии и предложенияhttp://r­inotakumi.beon.ru/0-­44-test-awareness-of­-truth-mashiro.zhtml­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-627.html

Категории: BnHA
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
пятница, 21 сентября 2018 г.
Тест: Молчание - золото. [KHR!] портос :> «В душе я призываю смерть... Onchu 22:29:48
­Тест: Молчание - золото. [KHR!]
портос :>


«В душе я призываю смерть, но в сердце полон хвалы тебе: «Да святится имя Твое!».
Александр Иванович Куприн «Гранатовый браслет»

***


«But they won't know my heart
It's the darkest part».

«Но они не узнают, что сердце -
Моя самая тёмная часть».
Starset - Ricochet




­­­­­­


Солнечные лучи слабо проглядывают из-за массивных тёмных штор, и тонкая полоска света щекочет тебя по лицу, заставляя прикрывать глаза. Тишина не давила на уши, наоборот - создавала неповторимый уют одиночества.
Нежась в расстеленной кровати, ты всё не могла погрузиться в дремоту. По ощущениям, сейчас - ещё ранее утро, и покидать кровать совсем не хотелось, но нечто отгоняло сон.

Возможно, тот факт, что ты находишься в покоях, предоставленных тебе врагом.

Конечно, косвенным врагом, а не прямым. Мафия представляет для тебя опасность, как для любого человека, но ты давно создаешь семьям проблемы, щекочешь им нервы своими выходками, проверяя на прочность их оборону.

Твой внешний вид постоянно сбивал их с толку: молодая, очаровательно красивая девушка с невинно-прелестным взором, томно вздымающейся грудью и сладким, обольстительным голосом. В голосе и заключался твой секрет - нечто неведомое заставляло твоих слушателей повиноваться тебе. Конечно, многие списывали это на природное обаяние, не желая признавать своей слабости перед чужой силой, но ты знала, что в этом есть что-то магическое. И, безусловно, не противилась этому, а нашла подходящее предназначение своему дару. Единственное - каждый секрет должен секретом оставаться, поэтому чаще ты обходилась жестами и мимикой, и твои оппоненты, если не видели в тебе немую, то эгоцентричную даму, не желающую ни с кем разговаривать. А, впрочем, тебя это мало волновало.

Вчера тебя поймали люди Альянса, подозревая в крупных аферах и вымогательстве денег с нескольких немалых семей. Ты наигранно испугавшись, даже всплакнула, пытаясь оправдать себя без слов, и растопила сердце их босса. Как он узнал, что тебя бесчестно схватили и доставили на их базу, сразу распорядился присматривать за тобой по достоинству, выдать отдельную спальню и вести безустанный контроль. Не потому, что ты - враг, а потому, что за тобой могут явиться пострадавшие семьи, и тебя надо будет защитить.

В сердцах ты беззлобно посмеивалась над этим наивным мальчишкой, пусть и была благодарна его доброте. Сегодня, наверное, он поговорит - в контексте с тобой это слово звучало неоднозначно - с тобой лично, но ты решила не торопить события. Тебя, конечно, не станут держать здесь вечно, но нужно время, чтобы обаять юношу, не используя слова. А потом - так сказать, использовать добивающий удар.

Ты видела его мельком, но сразу же столкнулась с обеспокоенным взглядом бездонно карих глаз. Он молод, чертовски привлекателен и ужасно хорош в ипостаси босса. Тебе нравится, как звучит его имя, цвет его волос и персиковая кожа, но ещё больше тебе нравится то, что его легко будет использовать в своих целях. Конечно, ты не бесчувственная, чтобы жестоко управлять им, но немного поразвлечься никому не помешает - ни калечить, ни портить кому-либо жизнь ты не собиралась. Просто немножко упростить жизнь себе.

Ты неохотно поднялась с кровати и сразу принялась к водным процедурам. Тёплый душ моментально привёл тебя в чувство и освежил голову. Многозначительная ухмылка касалась твоих губ всякий раз, когда ты думала о приближающейся встречи. Наводить излишний марафет было бы дурным тоном, к тому же, ты не любила приторную нескромность, оттого заключила приготовление образа несчастной, загнанной в угол бедной девушки. Актёрское мастерство - один из твоих талантов.

В полдень тебе постучали, и ты, вскочив с пуфа подле трюмо, неспешно открыла дверь. В проходе стояло двое вооруженных мужчин. Ты сжалась. Неужто миролюбивый босс пересмотрел свои приоритеты? Но мужчины оказались проводниками и кивком головы приказали тебе следовать за ними. Ты ненавидела подчиняться, но пришлось забыть про свои принципы.

В просторной и со вкусом обставленной столовой тебя уже ждали. Молодой человек выглядел не менее растерянно, чем ты, только искренне. Его поза и пустой взгляд указывали на глубокие раздумья, а элегантный белый костюм и аккуратная укладка - на заботу о себе. Безусловно, это всегда хорошо, когда люди уделяют внимание своему внешнему виду.

Когда ты громко стукнула каблуком по сверкающему паркету, блондин поднял на тебя глаза и слегка смягчился в выражении лица. Он проследил, чтобы тебе помогли сесть напротив него. Есть не хотелось, но нужно было показать свое расположение и попробовать хоть что-нибудь, иначе твое поведение натолкнёт их на мысли о том, что ты считаешь, что они способны отравить тебя.

- Мне очень жаль, что пришлось поставить Вас в такое неудобное положение, - на его губах дрогнула улыбка. - Обещаю, что мы сделаем всё возможное, чтобы исправиться.

Похоже, он искренне верит, что ты невиновна. Обаятельно наивный мальчик.

Ты ответно улыбнулась, легко склонив голову. Он принял этот знак верно и продолжил.

- Вас отвезут домой, как только пожелаете. А пока - разделите со мной обед? - он говорил размеренно, ласково, точно желая тебе понравиться. Но ты, придерживаясь образа целомудренной скромницы, опустила взгляд. - Простите, возможно я не так выразился.

Как же тебе хочется ему ответить! Как же хочется в одночасье заполучить блондинчика и всю его могучую силу. Но ты сдержалась, прикусив губу. Подняла на него глаза и выпрямилась. Блондин продолжал растерянно улыбаться, он сложил руки на столе и смотрел на тебя почти ласково.

- Всего лишь дружеский обед, обещаю, - ах вот, о чём он. - Не бойтесь.

Значит, он решил, что его предложение прозвучало слишком двусмысленно, и ты приняла это настороженно, недоверчиво. До чего же он хорош, когда оправдывается. Пожалуй, наблюдать за ним и смаковать приближающей кульминацией - самый приятный момент. Правда, не во всех твоих бывших аферах, а только в этой - и это явно напрямую зависело от того, кто перед тобой сидел.
Сам он, похоже, счёл тебя напуганной, испытывающей эмоциональный шок, а потому не разговаривающей. Хорошо, когда люди додумывают то, чего на самом деле нет.

Ты осторожно взяла в руки приборы, опустив взгляд на свою тарелку. Закуска представляла собой горячий салат с какой-то травой, ананасами и мясом - предположительно, индейкой. Соус был странно сладкий, и тебе пришлось медленно и осторожно жевать, чтобы разобрать этот привкус. Конечно, шоколад. Вот это изысканность. Наверное, на этом моменте ты должна была похвалить мастерство местных поваров, поэтому ты в который раз подняла на блондина глаза и кивнула. Тот улыбнулся - не подозрительно или самодовольно, а просто искренне.

Правильно говорят: аппетит приходит во время еды. Так и ты, увидев, как прислуга меняет вам приборы и ставит тарелки с горячим, почувствовала яркое желание попробовать и этот запеченный лосось, украшенный листиками мяты и дольками лимона, окунув его в брусничный соус. Удивительно нежное мясо таяло во рту.

Блондин приподнял бокал, смотря на тебя и ожидая, когда ты поймешь его сигнал.

- За знакомство, - сказал он и сделал пару глотков изысканного душистого вина. Ты не разбиралась в алкоголе, но что-то подсказывало тебе, что бутылка такого вина стоит чертовски много.

Вино расслабило тебя, однако, ты чувствовала себя трезво мыслящей и рассудительной. В голове крутились мысли только о деле, и, пусть ты была подготовлена к этому и имела достаточный опыт, волнение щекотало твои нервы. У тебя не было ощущения, что блондин способен прочитать тебя, как открытую книгу, наоборот - он выглядел открытым и порядочным человеком - и это ты легко просчитывала его действия и дальнейшие реплики. Если он действительно не имеет на тебя никакие романтические планы, то попытается разговорить тебя, но исключительно для того, чтобы скрасить угнетающую тишину. Тебя же молчание не тяготило - ты к этому привыкла.

- Надеюсь, Вы не ранены? - отрицательно машешь головой. Похоже, ты оказалась права. - Если разрешите, Вас осмотрят первоклассные специалисты. - Машешь головой быстрее. Теперь, наверное, его озадачит твоё молчание. - Всё-таки, я хотел бы загладить свою вину.

Расслабленно выдыхаешь, демонстрируя свое доверие, но при этом не теряя ни доли прежнего напряжения. Блондин бежал впереди паровоза, и тебе стоило бы приструнить его, обаять, вызвать расположение, не говоря ни слова. При этом, это становилось всё сложнее: его взгляд становился проницательней и достиг своего апогея на десерте. Мятный тирамису, усыпанный корицей и душистыми листиками, отвлёк тебя от предмета своего задания.

Ловля его взгляды, ты старалась улыбаться, выпрямлялась, выражая обходительность. Но люди, державшиеся позади него, как-то неприятно засуетились, кто-то ушёл, кто-то встал позади тебя. Цирк, одним словом. Парнишка-то не промах - разобрался, с кем имеет дело. И сейчас ты по-настоящему испугалась. Но если уж раскрываться, страдать от пыток и умирать - то достойно.

- Я знаю, кто Вы, - он махнул рукой, и на тебя направили десятки автоматов. Тирамису горечью корицы обдавал горло. - Не вынуждайте меня отдавать приказ об открытии огня. Лучше расскажите всё самостоятельно.

А вот он и попался! Дурак-дурачок! Конечно, ты расскажешь - не охота стать решетом от пуль «людей в чёрном». Положив десертную вилку, ты аккуратно вытерла рот от крема и, поправив юбку, подняла на собеседника многозначительный взгляд. И улыбнулась.

- Расскажу всё, что пожелаете, - уверенный, с чувством собственного превосходства, но одновременно ласковый и бархатистый, твой голос врезался в уши присутствующих. Блондин махнул рукой, и охранники опустили оружие. - А я уж подумала, Вы не джентльмен: нападёте на безоружную даму.

- П-простите, - ты едва ли не расхохоталась. Очаровательно. Он замялся, осматривая тебя по-новому - с придыханием, ловля каждое твое слово и мимолётное движение. - Я обещал отвезти Вас домой.

Твои чары совершенно одурманили его. Забыл про дело, про пострадавшие семьи, про оружие и допросы. Сейчас перед ним сидела только ты, а из прекрасных уст лился Голос, сравнимый с ангельским.

- Да, будьте добры, - он встал со стула и в несколько шагов подошел к тебе. Ты поднялась со своего места, крепко ухватив предоставленную ладонь. Охрана расступилась, когда вы проходили мимо них.


Твой дар - да и дар ли это? - всегда вызывал в тебе поток новых мыслей. Люди, увлечённые тобой, действительно ценили только твой голос? Наряды, причёски, макияж, заботливое отношение к себе - необходимая ли это оболочка для того, как ты говоришь? А если бы ты не обладала этим даром, было ли у тебя всё, что есть сейчас? Это счастье, что тебе досталось, заслуженное ли? Или, стоит тебе потерять голос, как всё хрустальные замки разобьются вдребезги?..

***


Влюбленные карие глаза всматриваются в твои эмоции, пытаясь определить, хочешь ли ты снежное, цвета слоновой кости или молочное свадебное платье.
Молчишь, прикрывая слезящиеся глаза.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-059.html

Категории: KHR
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Тест: • Изменить всё • Жертва. Многие люди любят, когда им причиняют... Onchu 22:22:06
­Тест: • Изменить всё •
Жертва.


Многие люди любят, когда им причиняют боль. Кто-то любит физический, а кто-то моральный. Кто-то просто терпит, а кто-то любит. Тысяча оправданий находится лишь бы до конца не замечать очевидного. Это можно назвать абьюзивными отношениями, где один мучает другого, по вечному кругу. И в этот круг попала и ты. Занзас никогда не отличался заботой, он мог спокойно искалечить своего подчинённого, который был важен в их "команде", а обидеть девушку, которая даже не пытается бороться и принимает таким, какой ты есть - пустяк.

Заткнись, пока я не убил тебя, мусор.


Каждый твой плач затыкается одной и той же фразой, периодически ты заранее вспоминаешь её до того, как он скажет. Он любит таскать за волосы, бить, брать грубо.

Может быть, он изменится?


Проносится в твоей голове каждый раз, ведь ты так искреннее его любишь, ждёшь и переживаешь. Да, за Занзаса можно переживать. Редко, но он отправляется на миссии "особой сложности", которые важны для Варии. Он может прийти с ранами, порой глубокими, от выстрелов или лезвия, но не даёт себя лечить Луссурии по понятной причине.

Мусор, иди сюда.


Ты слышишь каждый раз, когда он возвращается с миссии, ты единственная кому он даёт себя лечить, хотя он и может вызвать "симпатичную медсестру", но к твоему счастью (или его) у тебя есть пламя солнца, с тобой быстрее и проще.

Спасибо.


И да, он умеет благодарить. Это удивительно, но так приятно. Каждый раз он обнимает, садит к себе на колени и утыкается в шею. Эти маленькие минутки нежности самые ценные в ваших отношениях, в эти моменты ты веришь, что не всё так плохо и находишь оправдания его действиям.

Но веришь ли ты, что завтра станет лучше?

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-254.html

Категории: KHR
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Тест: Спокойной ночи, сладких снов [Версия Вария] ~ Спокойной ночи с... Onchu 22:21:00
­Тест: Спокойной ночи, сладких снов [Версия Вария]
~


Спокойной ночи с Занзасом

­­



– Давай уже спать, – сквозь широченный зевок выговаривает Занзас, и ты не можешь сдержать улыбки, зная, что он ждёт тебя даже несмотря на то, что ему хочется спать. Он не любит ложиться вечером один, без тебя под боком, без твоего умиротворяющего присутствия, и уже это показательнее, чем любые слова, на которые он довольно скуп.

– Сейчас, – отзываешься ты, откладывая книгу, которой была занята, на стол и поднимаясь из кресла. Разминая затёкшие от долгого сидения в одной позе мышцы, ты со вкусом тянешься, ощущая блаженную усталость. Пожалуй, и вправду пора в кровать, мелькает в голове. День был длинный и суетный – здесь по-другому невозможно. И это делает совместное засыпание с Занзасом ещё приятнее, хотя, кажется, ещё приятнее быть не может.

Но возможно всё.

Лежащий в кровати Занзас закидывает руки за голову и задумчиво наблюдает, как ты расправляешься со своей одеждой. Его глаза неотрывно следят за твоими движениями, и это не причиняет тебе никакого дискомфорта. Скорее, наоборот, – это что-то привычное, спокойное и уютное; ему просто нравится смотреть. Почему бы и нет?

Разделавшись со всем лишним, ты шлёпаешь через комнату босыми ногами и выключаешь свет. Всё погружается в темноту, но не то чтобы тебя это особенно беспокоило – в конце концов, дорогу к кровати ты можешь найти и во мраке. Во-первых, потому, что можешь передвигаться по вашей спальне хоть с закрытыми глазами, а во-вторых – потому что слышишь, как выдыхает Занзас, устраивая голову поудобнее на подушках. На мгновение ты даже ему завидуешь – устроился себе в кровати, в тепле и уюте, а ты всё ещё не там. И ступни мёрзнут.

В конце концов, ты ныряешь под одеяло, большое, тяжёлое и нагретое теплом тела Занзаса. Под ним очень приятно, и ты, нежась, с удовольствием вытягиваешь руки и ноги. Как же всё-таки хорошо в вашей постели.
Думая об этом, ты поворачиваешься на бок, зарываясь в подушку щекой.

– Что ты там возишься, – негромко ворчит над ухом Занзас, и голос у него уже сонный. Твой мужчина всегда отличался умением засыпать мгновенно в любой ситуации, в любых условиях, и нынешний случай – не исключение. Ты рядом, под боком, шуршишь и пытаешься угнездиться – значит, всё в порядке. Так должно быть.

Занзас вытягивает руку, и ты принимаешь его молчаливое приглашение, укладывая свою голову ему на плечо. Плечо твёрдое, горячее и безумно удобное, несмотря ни на что, – лучшая подушка из всех возможных.

Единственно возможная подушка для тебя, считает Занзас.

Рядом с ним спокойно, хорошо и надёжно. Блаженно жмурясь, ты закрываешь глаза.

Спокойной ночи.


Здесь можно погладить автора: http://libertypower­.beon.ru/42507-570-t­esty-avtora-rebornom­ana.zhtml
А здесь - найти результаты предыдущих тестов: http://libertypower­.beon.ru/44237-132-a­ttenshn-vosstanovlen­o.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-507.html

Категории: KHR
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Тест: С возвращением! [TYL!Вонгола] ~ Ты возвращаешься к Саваде... Onchu 22:18:59
­Тест: С возвращением! [TYL!Вонгола]
~


Ты возвращаешься к Саваде Цунаёши

­­



В прихожей темно, но искать выключатель среди курток, постоянно рискуя что-то уронить и разбудить спящего ещё Цуну, совсем не хочется. Поэтому ты быстро скидываешь верхнюю одежду, разуваешься и наощупь отправляешься дальше по коридору, смутно надеясь не споткнуться о какой-нибудь затерявшийся ботинок, неразличимый в темноте.

Дом дышит тишиной и спокойствием. Только пол изредка негромко поскрипывает под ногами. Ты идёшь и прислушиваешься, не завозился ли Цуна, которого ты с утра оставила в нагретой мягкой постели, и ответом тебе служит почти полное отсутствие каких-либо звуков. «Точно пригрелся в одеяле и сопит в своё удовольствие», думаешь ты и даже испытываешь лёгкую зависть. Ему-то сегодня никуда не надо было вставать, и будильник никак не потревожил его сон, в отличие от твоего…

Конечно же, так и есть. Цуна лежит, замотавшись в одеяло как в кокон, и тебе видно только его взъерошенные волосы на подушке. Он так уютно расположился (интересно, заметил ли он вообще твоё отсутствие ранним утром?..), что, посмотрев на него и прислушавшись к его тихому ровному дыханию, ты неожиданно для себя решаешь забраться в кровать и продрыхнуть до полудня.

Однако, к твоему удивлению, когда ты присаживаешься на кровать, чтобы стянуть с себя штаны, то вдруг слышишь сонный голос откуда-то из подушки: – Где ты была?

Этот вопрос задаётся глухо и неразборчиво, и на мгновение даже кажется, что тебе послышалось. Но последующее шевеление под одеялом и вполне себе слышимый зевок очевидно убеждают в обратном.

Только что проснувшийся Цуна выглядит до безумия смешно и трогательно – так же, как и несколько лет назад, и создаётся впечатление, что за эти годы ничего не изменилось. Он всё ещё встрёпанный, с отпечатком от подушки на щеке и с расфокусированным взглядом сонных глаз, и, кажется, это одно из самых забавных зрелищ, что ты когда-либо видела.

Он всё ещё смотрит на тебя растерянно, и ты отвечаешь, не вдаваясь в детальные подробности, совершенно лишние для проснувшегося полминуты назад человека: – Ходила по делам. И собираюсь вернуться в уютную кровать.

Цуна пытается скрыть зевок, но у него не получается. Зато свою улыбку он не прячет: – Отличная идея. Иди ко мне.

Забираясь под одеяло, ты тут же чувствуешь непреодолимое желание закопаться в эти огромные подушки и заснуть. Всё же пробуждение было слишком ранним… А сейчас на часах десять утра и, пожалуй, пара часиков, чтобы подремать, у тебя есть.

Ты уверена, что это замечательная мысль.

И она кажется тебе ещё более замечательной, когда Цуна ловит твои ладони под одеялом в свои и говорит «У тебя руки холодные». Странно, ведь ты совсем не замёрзла и не сказать, чтобы пробыла на улице так долго. Но чувствовать мягкое, согревающее тепло прикосновений Цуны приятно, и ты не споришь, а просто киваешь и утыкаешься носом куда-то ему в твёрдое плечо.

Он смеётся и говорит, что у тебя и нос холодный тоже.

– Я сейчас отогреюсь, – бурчишь ты, уже засыпая.

И улыбаешься сквозь сон.


Здесь можно погладить автора: http://libertypower­.beon.ru/42507-570-t­esty-avtora-rebornom­ana.zhtml
А здесь - найти результаты предыдущих тестов: http://libertypower­.beon.ru/44237-132-a­ttenshn-vosstanovlen­o.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-456.html

Категории: KHR
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
суббота, 15 сентября 2018 г.
Тест: [Неправильная любовь] История... Onchu 18:20:22
­Тест: [Неправильная любовь]
История №2 - Савада Тсунаёши


Он хотел помочь, и он смог это сделать. Ведь ты не был против.

Твоя жизнь продвигалась не столь гладко, как хотелось, и сказано это слишком сглаженно и легко. Были проблемы и на личном фронте, и в семье, и причем давно, и причем серьёзные, как подобает.
Медленно и верно, ты готовился к уходу из этого мира - обстоятельства или здоровье рано или поздно дали бы о себе знать. Не то что ты каждое утро пытался прыгать с многоэтажки в кусты, не в этот раз не в это время: пока, все ограничивалось только порезами на руках, что скрывались тонной бинтов. Ну, не они одни играли роль образа - синющие мешки под глазами, усталый вид, отвратная успеваемость и прочее.
Конечно, у всех была тонна вопросов, у учителей попытки повлиять, у учеников попытки заговорить. Не стал исключением и Савада - хоть ты и простой одноклассник, интерес к такому персонажу имеется.
Выпало дежурство после уроков, тебе, Тсуне и паре других одноклассников, что конечно же благополучно сбежали.
И именно Тсунаёши завел разговор, после того как ты поставил ведро с водой и тяжело вздыхая, уселся на парту, опираясь на швабру.
- Ам.. [Твоё имя]-кун, могу я у тебя кое что..спросить?
Ты взглянул на поинтересовавшегося­ довольно злобно, из-за чего последний поёжился и отвернулся.
- Я п-понял...
- Можешь спрашивать.

Конечно, ты ожидаешь те типичные вопросы - и уже даже нет сил на них отвечать. Да и уже все явно знают эту историю.
- Тебя достало наверное это.. Но.. я могу тебе как-то помочь?
Этот вопрос словно остановил время, и от содержания стало как-то не по себе. Многие предлагали помощь и поддержку, и это не было новым, но это было не то.
Все это спрашивали из вежливости, но именно от Савады это воспринималось как искреннее побуждение.
- После дежурства, мы можем пойти ко мне или..
Достало. Это достало. Это бесит. Или наоборот. Внутри тебя рвались непонятные чувства, пошла дрожь и из рук повавилась швабра.
Обеспокоеный Тсунаёши подбежал к тебе и заглянул в глаза, что пугали своим отсутствием жизни. Но он все смотрел, придерживая тебя за плечи.
Произошло что-то странное, и именно этот лохматый парниша стал отправной точкой к новой степени эмоций и чувств.
- Тсуна...
Ты тяжело выпалил, поднимая глаза и медленно осматривая того, будто по-настоящему протянул тебе руку помощи.
Он не сделал ничего, но просто как-то.. необычно.
Худоватой рукой, ты притянул его к себе и обнял, утыкаясь в плечо. Покатились слёзы.
Навалила тяжесть, и она же словно спала, и все в один момент. Что же это такое?..

Пропустим какой-то период времени и пойдем вперёд: ты стал открываться только ему, дергая иногда его вечерами из дому или посередине урока. Это просто было нужно, даже без всяких причин. Крепкие объятия зачастую заменяли какие-либо диалоги, и это стало вполне хорошей привычкой ваших встреч.
И вот в один момент, на таком же дежурстве, ты уже просто не выдержал и поцеловал парня, заставляя того сильно смущаться и непонятно действовать.

Послесловие: Кое-как, Савада это принял, не понимая все до конца. Стало обидно, ибо не с Киоко все-таки это дело происходило, но все равно было как-то.. радостно? Это было странно, но вы продолжили вполне спокойно своё общение, что становилось все теснее и теснее. Он почти не запрещал, и в любое время ты мог его нагло заключить в объятия или поцеловать, даже не смотря на то что люди смотрят.


­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-516.html

Категории: KHR
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Тест: {Bnha}Jealousy! Первый. {Bnha}Jealousy! Он ревновал ее, пока она... Onchu 17:58:09
­Тест: {Bnha}Jealousy!
Первый.
­­

{Bnha}Jealousy!

Он ревновал ее,
пока она была жива,
и все еще ревнует,
когда ее давно нет на свете...


"Как в какой-то старой песне, я вижу вдали место, где меня ждут, там тепло, там горит теплый очаг и прохладный душистый чай налит в кружку, остыл, пока меня ждал, там смех девушки, тихий, словно биение почти растаявшей льдинки в бокале...",- новоиспеченный герой сидел у себя дома. Наконец сбежал из ненавистных стен родного отчего крова, чему был рад, к слову. Однако шуметь все равно нельзя, в соседней комнате, наконец, успокоился малыш. Мальчик, что выглядел так же, как и его отец, практически. Он сопит, пуская пузыри, а активности в нем столько, словно насильно кололи запретные вещества, мамина черта, она тоже была такой неугомонной, такой беззаботной, когда молодая леди повстречалась с двуликим. Герой, сидевший на кухне, склонился над постой кружкой, закрывая лицо руками, проваливаясь в то воспоминание, улавливая даже самые мелкие детали, словно это было вчера.

Япония, Токио,
квартал Харадзюку, Омотесандо.
За 6 лет, 2 месяца, 4 недели,
1 день, 23 часа, 58 минут,
17 секунд до конца.


Утро солнечное,вперемешк­у с капелью, поэтому не жарко. Киришима написал всем, что, раз уж выходной, то можно было бы и встретиться. Обсудить темы, в частности, в их классе будет новенькая. Так интересно, особенно для Минеты и Денки, что за прекрасная леди пришла к ним, да и еще спустя три месяца. Говорят, у нее сильная причуда. Шото вяло потянулся, ему было не особенно интересно, но он хотел провести время с друзьями - тепло на груди, когда можно назвать так кого-нибудь, да и еще беззаботно прогуляться... Дорогие магазины, дизайнерские вещи малых, но чисто японских компаний, да в этой атмосфере себя хорошо чувствовала исключительно Момо,уже отдававшая деньги за очередную кофточку и парочку замечательных туфель, вызывая белую зависть у Урараки.
Парень отошел на несколько шагов и уже оказался в совершенно далеком от своей компании месте, хотел позвонить, достал телефон, но кто-то выбил его из рук, убегая за переулок. Шото наклонился, но не успел подобрать - миловидная девушка, стоявшая поодаль, приблизившись, взяла его в белую ручку, выпрямляясь. Большие капли, разбившиеся о разноцветную макушку отражали выглянувшее солнце, оно подсвечивало кончики локон, так как выглянуло, казалось именно из-за ее спины.
- Простите, вы обронили,- улыбнулась она, протягивая предмет. Что про себя отметил двуликий тогда - ложь. Какое-то несоответствие. Она выглядела как милая, хрупкая девушка его возраста, в одном из самых дорогих районов Токио, при этом одета была в само дешевое европейское тряпьё, за причуду он бы не сказал, но кто его знает, ярче всего выделялось лицо. Такое чистое, милое, очаровательное, она нежно улыбалась, однако Тодороки почувствовал себя ребенком, было в ней особое честолюбие, а взгляд, видавший виды, смотрел на него так обреченно, словно произошло самое ужасное их всего возможного.
- Спасибо,- он взял телефон, а затем, услышав взрывы, смех Киришимы, попытки успокоить всех от Урараки, окончательно вышел из задумчивости, понимая, что как-то некрасиво смотреть на незнакомку, не отводя взгляд, молча, не моргая, поэтому чуть заметно кивнув, ушел на звуки.
Спустя буквально пару суток они встретились снова. Она улыбалась, как обычно, стояла в их классе, учитель представил в вялой манере, как всегда, новую ученицу, попросил ее представиться. Она назвала свое имя с нескрываемым акцентом, все в ней выдавало иностранку, особенно лицо. Уроки прошли как обычно. На переменах вокруг нее собирались ученики, доставая информацию о том, откуда она, как ей в Японии, Минета говорил какую-то чушь, Денки пытался пригласить ее куда-нибудь. Девушка разговаривала громко, много шутила, Киришима просил ее остановиться, у Урараки уже болел рот от смеха. Двуликого она узнала и поздоровалась, выпытала его имя и на этом их общение подошло к концу.
Прошло две недели и они сдружились. Кажется, к ней всерьез стали бить клинья Катсуки и Денки. Впрочем, последнему не особенно хотелось сталкиваться лицом к лицу с первым. Взрывной парень был на взгляд девушки очень забавным, Урарака сказала, что они хорошо смотряться вместе. Двуликий как-то раз уходил позже всех, хотя около входа его ждали Изуку с Теньей, чтобы, как всегда, пойти вместе. Он мельком видел, как сладкая парочка сидит на заднем дворе, что-то оживленно рассказывая друг другу. Бакуго склонился, целуя ее в щеку. Шото это не касалось, он был хорошим другом, большего ему и не нужно...

Япония, Токио. Съемная квартира, ночь, наши дни.

Малыш проснулся, его плачь, наростающий с каждым новым всхлипом, разбудил парня. Его отец, практически уснувший, поднялся, направляясь в соседнюю комнату, взяв мягкое набухшее тело на руки, прощупал, видимо, с пеленками все в порядке, хочет есть. Вернув Хироши на место, мужчина вернулся на кухню, приготовив смесь, согревая ее в левой руке, после, аккуратно придерживая, отдал младенцу. Тот, закрыв глаза, тихо ел, вызывая усталую улыбку. Все таки, девушка осталась с двуликим, он даже помнил, когда именно влюбился, как это случилось и к каким последствиям это привело. Тогда это был обычный разговор двух друзей, с одним но, она всегда была так ласкова с ним, а в тот момент, когда речь зашла о Старателе, спросила:"Кто это?"- это навело Тодороки на мысль, что вся ее внимательность и забота исходят из самого сердца, просто потому что она добрая, все это - искренность. Уже тогда сложилось впечатление, что она что-то скрывает...

Япония, Токио,
престижная академия UA.
За 6 лет, 1 месяц, 2 недели,
3 дня, 14 часов, 35 минут,
8 секунд до конца.


-... Айдзава-сенсея вывело последнее нападение злодеев, все могло закончиться очень плачевно. Думаю, на этом экзамене тебе повезло, он мазал каждый раз, даже не мог стереть твою причуду,- рассуждал вслух Шото, лежа на прохладном песке. Экзамен, о котором он говорил - проверка причуды на силу. Они стояли в паре, и, если двуликий пару раз попадал под действие силы своего учителя, то девушка, лежавшая рядом, чудом избегала каждой стычки. Для них, к слову, было нормальным лежать вот так, хотя, судя по тому, как бесится Бакуго, как она хочет проводить время больше со свои другом, Тодороки казалось, что он ей нравится, а так как он вообще может нравиться кому-то в романтическом смысле только из-за папочки, между ними парень отчаянно выстраивал стену.
- Нет, он попадал...- обрезала она его мысль,- просто у меня нет причуды,- добавила она. Если говорить с ней наедине - и это двуликий заметил давно - леди становится другим человеком. Как, собственно, и сейчас, лежа на берегу речушки ночью, когда все уже устали и легли спать на этом отдыхе в палатках(опять идея Киришимы), они просто болтали. Фраза, которую она так нечаянно обронила - так загадочна.
- Знаешь, {Имя}, тебе не обязательно говорить что-то, что привлечет мое внимание,- отрезал он, так как решил, что это была глупая попытка заинтересовать в своей персоне, на что получил незамедлительный ответ.
- Зачем мне привлекать твое внимание?
- Ты избегаешь Бакуго, а со мной стараешься проводить кучу времени,-
он прикрыл глаза, устраиваясь удобнее.
- Я не хочу, чтобы меня кто-то любил. Поэтому я предпочитаю общаться с другими людьми, если ты об этом. И почему ты решил, что ты мне нравишься? В смысле, конечно, нравишься, мы же друзья, но я о чувствах...
- Именно, я не могу никому нравиться, я только сынок Старателя.
- Кто это?

Сказать, что Шото был удивлен - ничего не сказать. Она иностранка - она может не знать его семью вообще, это же логично. Тогда у парня возникло несколько вопросов с девушке, дабы понять, шутка ли это, она непонятливо смотрела на него, отвечая честно, не осознавая всей серьезности ситуации для друга, а в груди у двуликого что-то защемило. С тех пор он искал с ней встречи. А она все чаще говорила странные фразы о том, что у нее нет причуды, что она уйдет, что не будет с ними долго, с юмором, как всегда это умела, вызывая на лице Тодороки скромную улыбку, которая, порой становилась шире.
Шло время, и ситуацию с этими чувствами надо было брать под контроль. Вообще, парень уже предпринимал попытки признаться, но то между ними вставал Бакуго, то сама девушка, как вода сквозь пальцы, утекала.

В очередной вечер в кабинете 1-А, после уроков.
Девушка взяла свои вещи, она сегодня переписывала контрольную и выходила последняя. В дверном проеме ее ждали. Она обернулась, понимая, что бежать будет некуда, она и так знает, что двуликий скажет ей сегодня. Боже, как она не хочет это слышать, с одной стороны, с другой, за время, проведенное вместе, он показал себя сильным, добрым, вежливым, пунктуальным, умным, красивым и... да, определенно, ухо хотело почувствовать эти слова, но...
- Привет, Шото,- нарушила она тишину,- ты что-то забыл? Или хотел проводить? Поверь, не стоило,- она поняла, что ей сейчас некуда сбежать. Но ситуацию спас блондин, ворвавшийся в комнату.
- Вы Ох*ели что ли?!-он подошел к девушке,- Я б*я неясно выражался все это время?!- Бакуго, до этого подслушивающий, давно заметивший чувства Тодороки, заметивший, благо, его сегодня, ждущего, как псина, эту ма**у, ворвался в кабинет, как животное в клетку, обещая кого-то разорвать сегодня, схватив руку девушки так, что ей стало невыносимо неприятно, она зашипела, положив свою ладонь на чужую.
- Больно, Бакуго!
- Отпусти ее!-
холодно и резко ответил парень.
- Тебя забыл спросить, не лезь, выродок.
- На {Имя} нет знака о том, что она тебе принадлежит.
- Это пока!
- Что?!
- отозвались вы с разноволосым в один голос. Ситуация накаляется.
Далее последовало какое-то странное, невнятное молчание, это очень, очень короткое затишье перед бурей, в доли секунды они оказались на площадке для тренировок, вокруг - лед, подземные толчки? Нет. Взрывы, девушка стояла одна, не понимая, что происходит, а на горизонте появились в миг учителя. Айдзава-сенсей был вне себя от злости. На совете, разумеется, тихом, так как Старатель настоял на том, чтобы не афишировать этот случай, безумно захотел встретится с миловидной леди. Замяли, все, большими силами. Мальчишки обошлись небольшими ранами.
К вечеру Бакуго проснулся один, скрипя зубами, поднялся, направляясь домой, Исцеляй- девочка помогла им обоим, так что они не сильно пострадали. Героиня не ответила, где сейчас студентка 1-А, она отмахнулась самой простой отговоркой. В соседней комнате медленно открыл лаза двуликий. Теплые тона больничной палаты, переливающиеся в ласковых лучиках летнего, почти осеннего солнышка белые шторки, на стуле рядом с кроватью сидит девушка. Парень сначала улыбнулся и попытался потянуться к ней, но при этом, почувствовав боль, улегся обратно, чуть потянув руку, касаясь своими пальцами чужих. Руки сплелись в один замок, девушка почувствовала себя неловко, улыбаясь ему, вызывая такую же реакцию со стороны Шото
- Я люблю тебя,- наконец, выдал он. Тело привыкло к болевым ощущениям, и Тодороки сел на кровати, соприкасаясь лбом с чужим, закрыв глаза, заставляя свою любимую чувствовать на коше дрожащие ресницы, затем, опустившись ниже, он в первый раз поцеловал ее, не медленно, скорее это было как прыжок в холодную воду - разбежаться и в омут с головой, резко, но не слишком, затем еще раз, но глубже, еще и еще. Они так и сидели. Губы перешли на щеку, задевая бледное ушко, шея. Все было так, словно они оба понимали, что таких романтических моментов будет мало, словно у них нет времени.
Надо сказать, что никто с обеих сторон не позаботился о том, чтобы скрыть свои отношения, поэтому об этом узнали все. А как еще? Парень, до этого имевший четкую установку на "друг", подрался за девичье сердце с Бакуго, одноклассники знали, а Денки окончательно впал в депрессию, так как понимал, что в такой фан-клуб не полезет, с одним Бакуго еще можно было совладать общими усилиями, но с расчетливым Шото такой трюк не пройдет. К слову, Катсуки так же был в курсе происходящего, он не стал устраивать бойню под пристальным взглядом Всемогущего и жесткими аргументами Айдзавы-сенсея, но это не значит, что добиться расположения девушки нельзя. Даже если она официально в отношениях, даже если какой-то обсос поцеловал ее прилюдно, вызывая бурю эмоций, особенно у женской половины, сильнее всех возбуждая Ашидо-чан, а любимая из веселой девчонки стала пунцовой, отводила взгляд, просила прекратить, заставляя своего новоиспеченного молодого человека прилагать все усилия и плюс ультра, чтобы сдержаться.

Япония, Токио,
престижная академия UA.
За 3 года, 7 месяцев, 3 недели,
10 дней, 5 часов, 10 минут,
6 секунд до конца.


Их отношения росли медленно, но они были счастливы, уже закончили обучение, осталось найти хорошую работу. Старатель смирился с выбором своего сына, на счет невесты. В целом, герой номер один, теперь номер один, со шрамом на половину лица, понял, что ничего от своей семьи не получится добиться путем крика, лишений, запретов, он смог наладить отношения методом проб и ошибок, стараясь осознать чувства и желания ближнего своего. Фуюми поддержала такое стремление папы, Шото был до последнего холоден, говоря, что не готов пойти к нему навстречу, хотя, после некоторых случаев реальной угрозы жизни своему отцу, понял, что не может относиться с одной лишь ненавистью к человеку, которому обязан жизнью, воспитанием, благополучием, силой и, в конце концов, он стал тем, кто есть, в том числе благодаря отцу. Шли годы и их отношения более или менее сгладились. Нежности так и не добились, но, хотя бы уважение и терпение друг к другу, это лучше, чем было. Мама переехала домой, ее болезнь подошла к ремиссии, она излечилась, практически. Старатель посылал ей цветы, это было так мило.
Отношения молодой же пары тоже шли на укрепление, их общему счастью можно было позавидовать. Они ссорились, порой при людях, ненавидели, не уважали, но любили даже тогда, а после, по ночам и редким выходным, долго и громко мирились, впрочем, разлады случались не часто, жили, в основном, душа в душу. Она Любимая, он - Дорогой. Тодороки-кун устало сел на диван, взяв пульт от телевизора в руку, откидываясь спиной, позволяя той расслабиться. Он устал после очередной затянувшейся рабочей смены, где около шести часов таскал на своей спине раненых, тушил пожар, ловил злодеев. Да, скучной эта работа не была, но это не значит, что она не может быть однообразной, что от нее нельзя устать, что не возникает безудержное желание просто лечь и расслабится. Пока разномастные глаза медленно закрылись, погружаясь в сон, рядом присела девушка, громко хрустящая сырным начосом, предварительно макая ломтики в сырный соус. Через пару секунд парень резко распахнул веки, как только услышал громкий, раздражающий хруст.
-{Имя},- тихо позвал уставший герой,- Ты...- хотел было он начать говорить о том, как недоволен происходящим, но стоило открыть рот, как в нем тут же оказался перченый кусочек.
-А? Прости, я не расслышала, ты хотел что-то сказать?- вяло прожевав предыдущее лакомство, он помотал головой, снова закрывая глаза и вновь шум. Попытка проигнорировать, неприятный звук повторяется, так еще несколько раз, просьба прекратить, поесть в другом месте, молчание... и снова, Шото резко поворачивается к леди.
-{Имя}!
- Да, любимый?-
потупила она взгляд. Двуликий не мог себе позволить ответить что-то жесткое в ответ на такое милое личико, уже ведь три года вместе, а она до сих пор подлавливает своего молодого человека на этот трюк, почему он ведется. Наклонившись к ее лицу, поцеловал ее в лоб. Тем же вечером, через пару часов, когда они улеглись, так как девушка тоже устала от работы героя и ее глаза слипались, она почувствовала теплое тело за спиной. Счелчек и теплый свет лампы пропал, оставляя только темноту. Юная героиня почувствовала у себя за спиной теплое тело. Затем мужская рука обняла ее под одеялом за живот, они оба были слишком уставшие, сразу же впадая в царство Морфея.

Вся эта история повторяется каждую ночь. Совсем еще ребенок, она переживает ограбление в банке, где на ее глазах убивают и ранят без разбору посетителей. Девочку спасли герои, а она пообещала себе, что станет так же помогать нуждающимся, однако между мечтой и реальностью была пропасть не только в виде возраста или отсутствия причуды с рождения, а еще и появившихся навязчивых страхов. Депрессия, неадекватные реакции на самые простые житейские случаи, агрессия, расстройство личности, она могла бы стать больной шизофреничкой, учитывая все это, потом стали появляться панические атаки, беспокойный сон... Родители не могут позволить себе лечение психики дочери, ведь такие проблемы лучше решать в платной клинике, в ином случае, казалось, малышка, уже и так пережившая сильный стресс, окажется в обстановке, из которой уже не выберется. И вот, когда, казалось бы, семья совсем уже отчаялась, мать находит рекламное объявление о том, что появилась новая благотворительная фирма, бесплатно помогающая в реабилитации от психических расстройств и травм детям до восемнадцати и инвалидам. Ведущие специалисты, новый метод в терапии, "революция" в медицине... После первичного обследования отец подписал кучу бумаг, персонал больницы просил не навещать дочку первое время, около месяца, как бы этого не хотелось, так как это может помешать, может, не будет должного эффекта. Девочке, {Имя}, ей необходимо здоровое одиночество. Сколько-то и вправду самочувствие шло на лад, пока люди из соседних палат не начали пропадать, их не отпускали домой, это делается через главный ход, к тому же, предупреждают, дают попрощаться с обретенными друзьями, а не выводят под тихую, когда все спят, их вещи забирали врачи спустя один или два дня, а по ночам раздавались крики, где-то внизу...
Во сне к ней приходил один и тот же образ. Мужчина. Он был уже в солидном возрасте, по всем официальным источникам - это очень мудрый ученый с безупречной репутацией фашиста с извращенной фантазией, склонностью к насилию, ненавистью в сердце и невыносимо сильным желанием уродовать юродивых, которыми он окружил свою персону... А далее - светлая больничная палата... Девочка в ту ночь проснулась, кажется, от раската грома, так как шла гроза. И благо, что она очнулась сама, пока ее не нашли другие. Как оказалось, этот ученый собирал детей без причуды или той, что не подходила героям, отбросы общества, которые никогда не будут в авангарде жизни.
0J7QvSDQvNGD0YfQuNC­7INC40YUg0YLQsNC6ING­B0LvQvtCy0L3QviDQvtC­90Lgg0L3QuNGH0LXQs9C­ INC90LUg0YHRgtC 0Y/Rgiwg0LbQuNCy0L7­RgtC90L7QtSwg0L7QvdC­4INC60YDQuNGH0LDQu9C­4INC40YUg0YLQstC 0Lkg0LTQstC10YDQuCw­g0L/QvtGH0LXQvNGDINC­10LUg0YfQuNGB0YLQuNC­70Lgg0YfQsNGJINCy0YH­QtdGFINC00YDRg9Cz0Lj­RhSwg0Y8g0LLQuNC00LX­Qu9CwINGN0YLQviwg0Y8­g0LLQuNC00LXQu9CwLCD­RjyDRgdC70YvRiNGDLCD­RgdC70YvRiNGDINC40YU­g0LTQviDRgdC40Lsg0L/­QvtGALCDRg9Cx0LvRjtC­00L7Quiwg0LLQtdGA0L3­QuCDQuNGFLCDQvtC90Lg­g0LTQviDRgdC40YUg0L/­QvtGAINC80YPRh9Cw0Y7­RgtGB0Y8uINCvINC30L3­QsNGOLCDRh9GC0L4g0Lj­QvCDQsdC 0LvRjNC90L4sINGF0LL­QsNGC0LjRgiwg0LjRhSD­Qs9C70LDQt9CwLCDRg9G­I0LgsINC90L7Qt9C00YD­QuCwg0YLRiyDQuNGFINC­40LfQvdCw0YHQuNC70L7­QstCw0LssINC/0L7Rh9C­10LzRgywg0L/QvtGH0LX­QvNGDPyEhISEhISEhCiD­QmNCb0Jgg0KXQntCn0JX­QqNCsINCh0JrQkNCX0JD­QotCsLCDQp9Ci0J4g0K3­QotCe0JPQniDQndCVINC­R0KvQm9CeLCDQntCd0Jg­g0J/QntCS0KHQrtCU0KM­sINCi0JLQntCYINCR0Kv­QktCo0JjQlSDQn9CQ0Kb­QmNCV0J3QotCrLCDQn9C­V0KDQldCh0KLQkNCd0Kw­g0JjQpSDQnNCj0KfQkNC­i0KwsINCe0J3QmCDQpdC­e0KLQr9CiINCj0JzQldC­g0JXQotCsLCDQntCd0Jg­g0KPQltCVINCc0JXQoNC­i0JLQqywg0J/QntCn0JX­QnNCjINCe0J3QmCDQotC­Q0J3QptCj0K7QoiDQl9C­QINCi0J7QmSDQlNCS0JX­QoNCs0K4/IQ==

Далее она боится вспоминать всех тех, кто убивал, кто был полностью ненормален, их жестокость была необузданной, некоторые ели друг друга заживо, другие открыли охоту на персонал, а все из-за того, что терапия пациентов вышла из-под контроля. Сама девчушка помнит, как убегала от здорового мужика, кажется, он хотел сделать ее своей невестой, он был в какой-то страшной заразе, его кожу ел плотоядный вирус, наверное, новая разработка того доктора. Она помнит все: то, как уставшая, вся в чужой крови, она убегает, прячется, как он заходит в комнату и медленно нагибается, заглядывая под кровать, как поднимает ее, укладывает сверху, матрас воняет мочой, как насилует ее, как никто не собирается ей помочь,и, когда сил уже совсем не остается, она оставляет попытки к сопротивлению, в ее душе остается только ненависть, этот мужик говорит что-то о том, что ей нужен вход больше, дабы у них появились здоровые дети, что ей нужно потерпеть, немного будет больно, а совсем еще ребенок лет десяти хотел только одного - смерти, не в силах терпеть то, что с ней произошло. Он пилит ее, она ощущает дикую, животную, разрывающую все внутри и... не умирает. Но... Почему? Ее тело срослось вновь. Но ведь... у нее нет причуды, да и такой точно нет ни у одного родителя... В голове возник образ доктора. Тогда, в этой светлой комнате, в больничной палате этот врач вколол ей что-то, она потеряла память, и резко ее, словно в лихорадке, бросило к тому моменту, он дал ей что-то еще, силу, чтобы обороняться, при этом заключая, что причуды у нее, действительно, нет, что будет интересно, так как с этой силой еще никто не справлялся, что предыдущие испытуемые начинали разлагаться. Лежа на этом пожелтевшем матрасе, девчонка горька улыбнулась. Как же ей, черт побери, повезло! "А? Что с тобой, дорогая?"- вывел ее голос из раздумий. Она слабо поднялась в положение сидя, опираясь на левую руку. Вторая сила - атакующая. Его кишки, легкие и почки перемешались в состояние каши. На животных инстинктах, когда ноги сами несут дальше, она пыталась выбраться. Голая, уставшая, в грязи, крови, {censored}, сперме, да мало ли, что еще на ней было, она не останавливалась, в ту ночь, и это точно, она убивала, много, желанно, ей это нравилось. Так как теперь у нее были силы, она отправилась в UA, возвращаться домой она уже не видела смысла - в любом случае девочка Луна, заходившая в госпиталь и {Имя} - разные люди. Последнее, что происходит во сне - память о самом красивом рассвете, первом в новой жизни...
Глаза слабо открываются, а в окне уже вовсю пляшут лучили ласкового утреннего солнышка. Девушка улыбается, понимая, что все это - просто очередной кошмар, вызванный болезненными воспоминаниями. На ее животе располагалась чья-то теплая ладонь. скользя по комнате, можно было заметить время в прикроватных часах, вставать через пару минут. {Имя} слабо повернулась, Шото шумно выдохнул, все еще не просыпаясь. Затем, проводя по светлой коже, создавая неприятное ощущение щекотки на лбу, щеке, подушечка обвела контур аккуратных губ, отчего парень нахмурился, открывая разномастные глаза, встречаясь с другим взглядом, сонно улыбаясь, обнимая девушку крепче, зарываясь носом в ее волосы.
- Давай сегодня не пойдем?- проговорил парень, зная, что такой сладкой мечте не суждено было сбыться. Девушка в ответ, хихикнув, улыбается, кивая на такое заманчивое предложение,- Давай. На что жить будем?
- Потом еще смену возьмем,-
потянувшись, она, как кошка, соскользнула с пастели, скрываясь в душевой,- Можешь еще валяться, если хочешь, только помни, что завтрак сегодня с тебя,- игриво проговорила она, скрываясь в комнате. Двуликий встал, когда девушка уже зашла в душ,- А ты что хочешь?- он постучал, но никто не ответил, а дверь с счелчком закрылась. Стоп. Она была открыта. С удивленным и заинтересованным взглядом, молодой герой повернул ручку, да, он был прав. Не имеет значения, забыла она или оставила специально, леди все равно не признается, не важно. Он этим воспользуется, а завтрак можно будет и заказать.

Япония, Токио. Съемная квартира, ночь, наши дни.

Малыш успокоился и вновь мирно уснул. Парень встал, направился на кухню и убрал небольшой беспорядок. Если бы суда сейчас зашел совершенно посторонний человек, он бы предположил, что квартира новая и готова к продаже или сдаче. В не было никаких запахов, за исключением одной комнаты, в ней не было пыли и мусора, грязной тарелки, забытых вещей, нет, ничего. Девушка всегда творила творческий беспорядок вокруг себя и терпеть не могла, когда грязно, не выносила, когда идеально чисто. Сейчас же двуликий не видел смысла сорить, никто за ним это убирать не будет, няня разве что приходит каждое утро. Собирая остатки сил, парень уходит в соседнюю комнату, где его ждет мучительно одиночество, холодная пастель и гнетущая тишина. Раньше любимая долго не могла устроится на месте, пока Шото не поворачивался, обнимая ее, чтобы она перестала ерзать. Впрочем, без этого он не мог уснуть спокойно, вот, прямо как сейчас. Парень прикрыл глаза, вспоминая самую странную ночь за все их отношения. Вернись он туда сейчас, кинулся бы на нее, не спал день, два, сидел бы рядом и ждал, когда она успокоится, не отпустил бы, чтобы она наломала дров. Он бы лучше сам убил ее.
­­

http://onchuckova.b­eon.ru/44014-756-tes­ty.zhtml- А оставить комментарии по поводу работы или предложить что-либо можно тут.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-578.html

Категории: BnHA
Прoкoммeнтировaть
Тест: {Bnha}Jealousy! Второй... Onchu 17:57:30
­Тест: {Bnha}Jealousy!
Второй
­­

Япония, Токио,
Съемная квартира, ночь раскола.
За 1.5 года, 8.3 месяцев,( 3 недели),
1 день, 7 часов, 2 минуты,
7 секунд, тройку... пару...
долей до конца.


- Ты можешь со мной поговорить?- парень обнял девушку, прижимаясь к ней ближе.
- О чем? Я уже сказала тебе все, что хотела,- она бросила усталый взгляд на чемоданы, которые, будучи собранными, стояли у входа. Она собралась за несколько минут, будто давно этого ждала, будто это норма, что она уходит вот так, полная отчаяния, ненависти, с обреченным взглядом и опущенными руками. Дорожки слез высохли, оставляя только приятную горькость внутри тела, усталость на ресницах, а веки все хотели соединиться. Искусанные покрасневшие губы замерли поджатыми. Грудь уже не дергалась так нервно, она спокойно вздымалась, пытаясь расслабиться.
- Почему и куда ты уезжаешь? Может, расскажешь?- Шото тогда точно ничего не понимал, особенно того, как его любимая реагирует на просьбу поделиться своими переживаниями. Она молчала, не собираясь говорить что-либо, даже не посмотрела в ответ, только сидела, набрав в рот воды, а та, в свою очередь, застряла комом в горле? звенящая тишина так и продолжила откликаться эхом не пролитых слов. Ее гнет давил на уши, шею, уставшие плечи. Девушка скользнула из путы чужих рук, поднялась и вышла из комнаты,- Если тебе не надо мне об этом говорить, тогда и ехать не нужно.
- Шото! Это по делу о злодеях, я не могу выдать информацию!- прикрикнула она, наконец, сразу же смягчившись после,- Прости... я обещаю, все будет в порядке, когда я вернусь.
В последнее время по новостям только и крутили то, что преступность вновь стала организованной, прямо как во времен лиги. Изуку, будучи новым символом мира, был очень обеспокоен происходящим, он знал все в подробностях. Кажется, они готовили нечто грандиозное. Все в той же больнице, в которую попала однажды девчушка, проводились несколько секретных проектов. Один из них - контроль через силовые точки, это были башни, как те, что проводили электричество, чем же они отличались? Они проводили сигналы, влияющие на человеческий мозг, заставляя видеть видения, сны на ходу, галлюцинации были настолько убедительными, что каждый подопытный был точно уверен в том, что это истина. В конце концов управление проектом решило вселить в голову идею, что каждый из участников эксперимента( кроме тебя, конечно) жестокий маньяк, все остальное время он претворялся хорошим, а теперь надо убить его раньше. В итоге испытания вышли из-под контроля, все сошли с ума, перерезав в больнице всех и каждого, за исключением девочки и какого-то мужчины, которого позже прозвали Пятном. Он испытал столько боли, что хотел умереть, но от руки истинного героя, ведь все остальные, все, кто держал агенства, все спонсировали эту благотворительную организацию, она не скрывает своих благодетелей, иначе, откуда у нее деньги. Особенно богат был герой(пират) Старатель. Он так мечтал сделать идеального героя, что у него появился Шото. Старший Тодороки знал, чем занимаются люди в той больнице, более того, поощрял финансовой поддержкой.
Но что если поверженным злодеям станет доступна информация о том, как сделать такие сводящие с ума башни, что вообще подходят все электрические столбы, способные передавать информацию, через волны или провода. Можно убедить весь мир в том, кого надо убить, и в том, кому поклоняться. Старатель не раз намекал о своей второй личине, а девушка давно догадалась, она только никак не могла разобраться, что планирует сделать герой в отставке? Он радушно поделился разработками со злодеями, те, в свою очередь, стали тихо и оперативно готовиться. Девушка, украв некоторые документы из рабочего стола старшего Тодороки, более не могла оставаться там, ей надо было вернуться в самое страшное место, где она и начала свой путь.

Сбежав поздней ночью из дома, пока Шото спал, леди направилась на тайную встречу с Пятном - они долго договаривались об этом свидании и, наконец, это случилось в доках старого причала. Грязная, плохо пахнущая вода прибивала к берегу мусор и склизкий ил, в старых рыболовнух сетях {censored} какой-то газировки, в которых уже давно поселились черви и улитки, сигаретные бычки, этикетки, прочая дрянь. Ветер разносил запах нечастот, вирусы и сам яд этого места. У прогнивших черных досок последнего уцелевшего от ударов времени причала стояла лодка, которая была готова отправиться к кораблю в любой момент. Впрочем, обстановка не имела значения. Все потому, что брюнет сам был заключенным той больницы. Они оба искали этой долгожданной встречи. Время поджимало, а, значит, он более не мог убивать, в надежде умереть от руки истинного героя, пытаясь упокоить свою истерзанную, как одежду, душу, она более не могла убегать, стараясь безуспешно забыть всю эту историю, свершившуюся в госпитале. То, что Убийца Героев тоже являлся в прошлом подопытным можно было понять по многим причинам. Он не был суицидником, но каждую секунду стремился покинуть этот мир, в его сердце таились страх, ненависть, трепетное желание мести, но не было, нет, не шанса к любви, нежности и пониманию, но пустота, туман, в котором терялась его личность, он, как и девушка, был отблеском человека, который умер тогда. По некоторым новодящим словам, которые произносил Пятно, когда появлялся перед учениками академии вновь и вновь, леди поняла, кто он такой, что довелось пережить этой истерзанной душе. Видя решимость злодея в его первое появление, она поняла, что предаст свет однажды, что с героями та до поры до времени, что обмануть себя не получиться, что настанет пора и даже любовь, которая так тепло смотрит на тогда студентку разномастными глазами, придется оставить, потому что нет ничего более святого и важного, чем долго, что даже отношениями с Шото, чувства, что их связывали и будут связывать всегда, падут жертвой на алтарь справедливости, спокойного завтрашнего дня. Это знал злодей, предпочитавший не связывать себя ни с кем, это знала девушка, которой не хватило смелости объяснить всю ситуацию самому дорогому человеку в своей жизни. Ошиблась. {Имя} поняла это сразу, как они столкнулись впервые. Сейчас, стоя напротив этого опасного человека, юная героиня молчала, вникая в план захвата, а далее - жестокой и беспощадной мести. Она даже не сказала двуликому пары слов на прощание, хоть тот спал. Знала, что может не вернуться и все же... не посчитала нужным прощаться, ведь надеялась, что сможет вернуться.

Лодка отчалила. Они обе гребли. Когда суденышко оказалось достаточно далеко от берега и оба ничем не рисковали, заводя мотор, Пятно стал рулевым маршрута. Они добрались до корабля, оттуда, торопясь, покинули ночной горизонт островных берегов Японии, направляясь в Америку. Всю дорогу оба молчали. И хотя их везла команда из восьми опытных мореходов, настроение, желание поговорить которых разговорило бы даже самых настойчивых молчунов, судно шло, воды в рот набравши. Живой груз команды - безумно ценен, и он отправляется в последний путь. Откуда это знал экипаж? Все просто. Капитан, старый моряк,{Имя} давно готовилась к этой операции и искала доверенных лиц, которые не будут задавать множество вопросов. А эти, кажется, стажеровали Асуи. Бывшие Герои. Один, если быть точным. Когда капитан сошел на берег, по состоянию здоровья, жизнь стала предсказуемой, скучной. тогда в жизни седого капитана и появилась она, та, что предложила опасную авантюру. Вот почему каждому на борту можно было доверять, как себе, вот почему они молчали, хмуро смотря в пол, даже за последним, праздничным ужином. Убийца Героев сошел в такой же портик вместе со своей спутницей, а капитан, махнув им рукой на прощание, развернул лодку, после чего направился назад. По липовым документам в ближайшем городе парочка арендовала машину Ford, старую модель сего-голубого цвета, из тех, которые может себе позволить женщина с малым карьерным ростом, живущая в съемной квартире, ей сорок и каждые выходные она ездит веселиться со старыми подругами, как и двадцать лет назад, а по носам есть мороженное и не понимает, почему так одинока. Добравшись до первого крупного города, коим оказался Сиэтл. В нем находился большой удобный аэропорт, где, пока мужчина подтверждал электронные билеты, юная красавица взяла себе теплого кофе. Их полет перенесли на самый ближайший рейс в Денвер, штат Колорадо. там парочка была уже совсем близко и впервые за эти три дня позволила себе отдохнуть, все потому что далее их ждало самое тяжелое, набраться сил стало необходимостью. Они сняли номер на одну ночь в отеле за городом. Поели плотно вместе, Пятно уснул, а девушка вышла на улицу, затягиваясь купленной в придорожном магазине Мальборо. Она не курила, обычно. Только когда сильно нервничала и теперь. на породе своей смерти, решила себе такое удовольствие позволить. Девушка ненадолго включила телефон, чтобы на всякий случай отправить таки прощальное письмо двуликому, сказать, что любит его, что хотела как лучше, что постарается вернуться. Когда экран мобильного включился, пришло несколько служебных оповещений и пара голосовых. Не надо было смотреть, чтобы точно знать, от кого это. Леди улыбнулась, открывая их совместный чат. Все в сердечках, которые отправляла она, когда хотела сказать "люблю" или "спасибо", или "до встречи", или в любой другой раз. Шото не нравилось отправлять смайлики, стикеры или эмоджи, поэтому он пользовался словами, писал словами все то, что леди заменяла красным сердечком. Вот и сейчас ему было проще записать голосовое, ведь позвонить в любом случае он не мог... Девушка нажала пальчиком на кнопку со стрелочкой, дабы запись начала проигрываться, а из трубки полился теплый, заботливый, родной голос. "Не спишь?",- шумный вздох:"Глупо такое спрашивать, прости... Как ты? Мы давно не виделись, ты совсем не выходишь на связь, молчишь, а, судя по тому, что ты сказала, что задание важное... Я волнуюсь, {Имя}, очень. Буду надеяться, что ты добралась, и у тебя все хорошо. Пожалуйста, пришли мне какую-нибудь весточку, я люблю тебя". Уголки губ леди плавно поднялись вверх. Спустя день появилась новая запись. И вновь зазвучал голос двуликого: "Я соскучился по тебе. Ты же... ты же знаешь, как я переживаю. Обещаю, что когда ты вернешься, я заставлю тебя все рассказать, а ещё возьму выходной, и мне все равно на твои планы, мы проведем его вместе, понятно?",- интонация, с которой была высказана эта любовная угроза, заставила девушку хихикнуть в кулак, но запись продолжила воспроизведение:"Мн­е сказали, что я рассредоточен. Не могу думать ни о чем, кроме тебя. Возвращайся ко мне по скорее. Я люблю тебя",- вообще парень упускал возможность сказать что-то настолько трепетное, ранимое, но, судя по тому, как развиваются события, двуликий взволнован, сильно. Может, он чувствует приближающуюся бурю? Девушка нажала на запись и сказала несколько слов о том, что не стоит волноваться, что добралась хорошо, задание идет так, как надо, по плану, что собирается домой к своему любимому. О том, с кем она, где, что собирается делать, конечно же, промолчала, как и о том, что все будет хорошо, не посчитав это нужным, обязательным или допустимым. После, положив телефон в карман, не выключая его, зашла в номер, улеглась на кровать, так как кресло взял брюнет и выспалась. Уставшие, они спали как в последний раз, до полудня, потом поели и уснули снова нагоняя свою бодрость. Далее сдали номер, последний раз поели, это был ужин, расплатились, взяли машину, которую можно испачкать в грязи, что-то вроде внедорожника и направились напрямую. {Имя} включила музыку, чтобы та звучала на фоне.
- Зачем это?- произнес пятно, севший за руль.
- Дополнительная помощь в обнаружении. В здании на радиусе мили стоит глушитель. Так что, как только связь пропадет, можно будет с уверенностью сказать, что мы совсем близко. К тому же, мы не знаем, насколько сами аппараты в рабочем состоянии. Так что стоит вопрос о легкости и сложности выполнения нашего задания. И еще, мне наплевать, я восстановлюсь, но вот ты лучше возьми это,- протянула врачебную маску,- не уверена, есть ли там живые, а если есть, в своем ли они уме. Там бушует вирус, ты помнишь, в каком состоянии были пациенты? Дело не только в том, что они уродовали себя или друг друга, как я поняла, там повсюду бушует вирус, который делает с людьми, их кожей то же самое, что и бубонная чума, так что лучше не рискуй, да, это плохая защита, ведь тебе нужно будет слизывать кровь с живых целей, о все таки это лучше, чем ничего.
Мужчина нехотя принял стирильную маску. Итак, план состоял в том, чтобы убить все, что движется, уничтожить документы, позволяющие воспользоваться опытами прошлого, достижениями в биооружии, разрушить подземный комплекс, сжечь само здание госпиталя, разрушить вышку, с которой начинается сигнал.
Чтож, как и говорила леди, сигнал резко оборвался, а вместо него стали слышны сплошные помехи. Далее они подьехали к больнице, был уже закат, словно все начинается вновь. Они думали, были уверены, что умрут где-то в другом месте, сделают все, переживут любые мучения, лишь бы не возвращаться сюда более никогда. Они смогли открыть дверь и к ужасу заметили, что повсюду был отвратительный затхлый запах, что никаких трупов, только кости, мясо на которых уже давным давно сгнило. Нет массовки? Очень хорошо. Обыскав все вместе, не отставая ни на шаг, следя за всеми входами и выходами, парочка людей осмотрела все уголки, собирая в мусорный пакет все листки, все бумаги и документы на всех этажах. Когда в тар тарары отправились все исследования общественной корпорации, вместе со зданием, настало время спускаться вниз. Пожаром, который безвозвратно поедал всю информацию о исследованиях, ученые и военные, единственные живые люди, которые находились в горе, были оповещены о нежданных гостях.
Пятно вышел из лифта первым. Он боялся до первого выстрела, а потом, словно яростный зверь, начал убивать направо и налево, избавляясь от всех, девушка же занялась уничтожением любых средств связи, дабы никто, до полной их победы не успел попросить о помощи, сигнал SOS был бы совсем не кстати. Телефоны, компьютеры, ноутбуки, даже радио, все, по чистую. Яростные крики превращались в мольбы о помощи, а затем таяли, перекрываясь другим. С большинством все кончено, осталось лишь самое неприятное. Главный ученый, тот самый врач, что считался мертвым, будучи до сих пор живым, спрятался в своей комнатке, куда не проник бы никто и никогда, даже если все здание выше обрушиться, он будет жить, его лишь немного потрясет. Вызвал подмогу. {censored}, те скоро появятся, времени нет, к тому же, неприятная неожиданность, все это время они занимались разработкой того самого оружия, подопытными кроликами которого были Убийwа Героев и {Имя}.
-... Вам не понять. Наука хочет сделать наш непростой мир лучше, проще и удобнее.
- И поэтому ты ее в таких извращенных целях используешь?! Псих! Все, что тебя интересует - деньги! Никакой ты не ученый, а совершенно обычный бюрократ, заслуга того, что ты жив держится на том, что ты, как червь, зарылся в земле, а твою кровь от СПИДа отчистил твой же подопытный! Ты не являешься и не будешь никогда великим, ты просто урод, ты всегда будешь оставаться разбитым мальчиком у своего разбитого корыта, плагиатор, все твои идеи - воровство. Но я сделаю тебе одолжение,-
говорила девушка, держать из последних сил,- И никто не узнает о том, что ты жил так долго, не узнает и, почему, не узнает ничего о исследованиях и достижениях этих,- выделила это слово, показывая на трупы убитых,- людей. Никто вообще не узнает, что тут с тобой случилось. Твоя группа поддержки не успеет к твоей же казни, жаль,- улыбнулась она. Девушка ушла в комнату, которая, судя по всему, служила кафетерием, куда Пятно скидал все трупы и найденные документы, а затем медленно, с особым трепетом подожгла., пока брюнет складывал пиротехнику в других комнатах, когда огонь распространится, весь этаж взлетит на воздух и перемешается с горой. Они увлеклись. Это была ошибка. Ученый успел воззвать к своему любимому успешному номеру 59836437BDF731OW2Q4­284675MBAS. Оно не было человеком, хоть и выглядело так же. Видеть его не мог никто, а его истинное тело находилось в закрытой капсуле так что управлять им через кровь с помощью причуды злодея не выйдет. Впрочем, в первую очередь непонятное существо хотело с особой жестокостью наказать дерзость девчонки, ведь, судя по всему, оно подчинялось этому больному {censored}. Она не могла его увидеть, он рвал ей пальцы, выдавливал глаза, а ей приходилось вяло или бурно сопротивляться, зависит от силы причиняемых страданий. Но всякий раз она злилась сильнее и пыталась выбить то крепкое стекло, которое отделяло ее от того человека, который уже давно должен был умереть, нет, он не должен был рождаться. Будь проклят он и весь его род. Худые плотно сжатые губы старика расплылись в ухмылке, большего его парализованное тело не могло себе позволить без риска телу, но в тот момент он ликовал, зная, что Убийца Героев не сможет ничего сделать со стеклом и просто ждет своей очереди, когда инвалид насытиться зрелищем. Он упускал возможность того, что брюнет, долго собиравший ведения, знал, как уничтожить этот антинаучный проект. И, пока {Имя} отвлекала внимание, он вырубил электричество из резервной станции, разрушил к чертям исследовательский центр, закрутился, как юла, разнося в щепки каждый миллиметр комнаты с подопытным. Существо заволновалось за свою жизнь, ощущая себя более не так уверенно на своих позициях. Помчавшись к источнику проблем, он узрел, как Пятно выключает аппарат жизнеобеспечения. Завязалась драка. Существо стремительно погибало, но все еще оставалось яростным и невидимым для человеческого глаза, брюнет был опытным, он прислушивался ко всякому . {censored} против холодной мести. Достаточно было продержаться определенное время, однако и это не так-то просто. 59836...AS кидался на Убийцу Героев, подкидывал его, как мешок с костями, рвал ему внутренности, затем, уверяя себя в том, что с этого человека более ничего не взять, кинулся к панели управления, дабы спасти себя, становясь более плотным, дабы нажать нужные кнопки, видя, как время утекает, а вместе с ним - жизнь. Ведомый праведным гневом, Пятно собирает оставшиеся силы, уже не понимая, что происходит, хромая, истекая кровью кинулся к существу, отталкивая его, ложась сверху, прижимая того к полу, существо вырывается, находясь в таком же положении, становиться жарко ведь огонь в кафетерии распространяется и уже заполнил коридор. Доктор понял план этой парочки и включил аварийную сигнализацию, полилась вода, но поздно, раздается первый взрыв, затем ещё и ещё. Стену в кабинет доктора выламывает, из-за чего старик отодвигается куда-то к углу, кидая один напуганный взгляд за стекло, где только что была леди, она уже все поняла, и ей не нужно второго приглашения. Она бы долго развлекалась с ним, но все таки обрубила его жизнь лишь немного помучив, по мелочи, содрав кожу с пяток, да ногти вырвав. Это ничто, по сравнению с тем, как этот подонок обходился с больными и нуждающимися пациентами. Последнее, что она сказал ему,- Встретимся в аду.- Затем она судорожно кинула его тело вместе с коляской в огонь, туда же отправились документы, бумаги, его переломанный и изрубленный компьютер, телефон, стационарный - тоже. девушка взяла ноутбук, мало ли, в нем может быть аккаунт на стороннем, резервном сервисе. Взяв его, она убежала от линии пламени. В комнате, где находился сосуд с монстром было все так, словно торнадо прошлось. Повсюду вода, приближалось пламя, пульты управления и инкубатор - вдребезги, а на полу, чувствуя капли успокающего "дождя", лежал злодей. Девушка подбежала к нему.
- Стой! Не уходи! Пятно! Ты мне нужен! Ты слышишь меня?! Еще... {censored}, это самое главное! Ты не можешь уйти сейчас!- говорила она, смотря на то, как холодное, изранненное тело покидала жизнь. Он посмотрел на нее. Это был взгляд, выбивший почву из под ног, те казались юной героине ватными, выбилось сдавленное рыдание, а слезы катились из глаз. Он, израненный, измученный своей судьбой, убийца героев, не прощающий, убивающий без жалости, не имеющий прав на чувства сейчас был таким светлым, видимо, перед смертью перед глазами скользит весь мир, а человек выбирает, когда был счастливее всего. Мальчик с темными волосами. Переходя в мир иной стал сорванцом лет шести, надел любимую соломенную шляпу, жара, лето, прохладная чистая речка и теплые, сухие, жилистые руки бабушки, которая целует его и забирает куда-то с собой. Леди поняла это, ведь они были так походи.
Она аккуратно положила его тело, а вода в резервном баке кончилась, так что осталось только дождаться, когда и это место растает. {Имя} подправила шарф и почувствовала странную округлость в груди убитого душегуба. Там оказался внутренний карман, а, если быть точным, ещё одна взрывчатка, которую он хранил у себя на крайний случай, дабы подорваться, а врага уничтожить. Вытерев слезы и улыбнувшись тому, что ее, нельзя сказать "друг", но компаньон покинул землю, а все продолжал нести свой долго. Леди огляделась, вспоминая в голове карту, чтобы сообразить, как выбраться наружу, чтобы спастись, разрушить башню, а главное - куда положить динамит. Она была на пути наверх, когда внизу раздался взрыв, все опалило яркое пламя, про больницу можно было забыть, а, значит, башней никто не мог управлять более. С помощью своей причуды девушка уничтожила башню, а, вместе с ней и программу.

Япония, Токио,
Офис Старателя.
За 1 год, 3.1 месяца,(1 неделю),
0 дней, 2 часа, 1 минуту,
13 секунд до конца.


Единственное, что не предусмотрела тогда {Имя} - огласка. Никак не могла ожидать, что заинтересованный во всей этой ситуации и резком спаде преступности, непонятной внезапной отлучки невесты своего сына, строптивой девчонки Старатель начнет копать. Лига скрылась, явно накапливая силы, но откуда у них вообще взялась еще одна мотивация? Ведь они уже были разгромлены, да и прямо под носом у Изуку - нового величайшего героя современности, Символа Мира. Да, храбрости и отчаяния им не занимать, но они вели себя через-чур уверенно. У них явно было что-то...
Герой, бывший и номером два и номером один, а, а данный момент в отставке, но ведущий свой бизнес, а, значит, имевший доступ и связи, которых хватило бы, чтобы выйти сначала на других героев в отставке, узнать номера, названия судна, затем экипаж, а после и заставить говорить о особых гостях, это привело мужчину сначала в Сиэтл, а затем, идя по пятам за парочкой пациентов. Он был вне себя от возмущения. Далее уже младший Тодороки помнит, как все завертелось. Новость о ее беременность, утечка информации, их общее счастье, предатель в рядах организации, поздравления, первые тайные убийства, новые дела, явно сшитые белыми нитками, общественность узнала о происходящем в клинике, округлый животик, улыбка, которая начала таясь в памяти двуликого, появившиеся родители его любимой, долгожданное примирение, покой, слезы счастья, активная Лига Злодеев, переполненные событиями новостные ленты, праведный гнев жертв больницы, их родственников, которые становились яростью, лодка раскачена, дезинформация, деньги общественной организации и вся эта история перевернулась с ног на голову.
В результате {Имя} стала козлом отпущения. Она придумала всю эту историю, чтобы подставить сына Старателя, получить власть, деньги и расположение других. Такой больницы нет, она сгорела не недавно, а еще в 2014 году, там действительно пострадали люди, но девушка не в своем уме, все это было простым пожаром, а леди, находясь под курсом лечения сильных психотропных средств сама начала этот пожар и надо спросить с нее, зачем девочка подожгла сухие старые колонны деревянного корпуса. Нашлись неожиданно выжившие свидетели, разумеется, куда без них. {Имя} пришлось бежать, она знала, что эти люди не остановятся не перед чем, лишь бы уничтожить леди, превратить ее имя, память и возможности в пустой звук. Она даже не предупредила Шото. Люди в черном пришли на съемную квартиру с обыском рано, около семи утра. Но девушки уже и след простыл. Парень уже подарил ей медальон с их фотографиями, на замочке, так мило и старомодно, она тогда тепло посмотрела на него, и они поцеловались. Когда люди ушли, он заметил его на себе, там было написаны дата и время. Какой-то безлюдный паб, живой звук, леди знала, что там собираются старики, хорошие музыканты, она не раз приходила туда, каждый раз являясь единственным слушателем. Сейчас Шото ждал ее в этом подвальчике, она пришла туда в красивом черном костюме, классика, которая так ей шла и подчеркивала все ее женские достоинства, не переходя в пошлость. Она улыбнулась, целуя его в щеку.

Япония, Токио,
Паб "Закат империи", вечер,
Асакуса, торговый центр №2
в стране восходящего солнца
За 0 лет, 8 месяцев,(0 неделю),
17 дней, 3 часа, 0 минут,
28 секунд до конца.


- Малышу нельзя так волноваться... Я уже на четвертом месяце... Знаешь, думаю, что пройдет еще столько же времени и ребенка надо будет поместить в инкубатор,- увидев непонимающий взгляд со стороны Шото, который в последнее время вообще часто ее не понимал, она улыбнулась. Нет, он не поверил в эту липовую историю, он любил только одну девушку на свете, и будет любить лишь одну всегда, она, такая дорогая, такая любимая, не соврет, а, даже если врет, то в ее варианте этой мутной истории больше правды, чем в той, что предлагают СМИ. Он простил ей то, что она пропала, понимал, что это все - необходимость, понимал, что ее запомнят как больную женщину, которая, к тому же, еще и алчная, злая убийца, словом, ее образ изуродован в предрассудках, но только не для двуликого. Он слишком сильно любил ее, слишком хорошо знал, она помогла ему стать сильнее, найти себя, он жил ей, дышал ей, существовал ради нее. Парень даже попросил ее, когда она вернулась и пообещала, что больше никуда не денется: "Пожалуйста, будь моим смыслом". Леди не знала, что ответить, тогда Тодороки прошелся большим пальцем по ее щеке, убирая несколько непослушных волосков, затем, нагнувшись, поцеловал ее, медленно, настойчиво, с трепетом, словно ни разу не делал этого. Тогда впервые за долгое время она позволила себе быть собой, быть слабой, и даже заплакать, наконец.- Понимаешь,- продолжала она,- теперь они не отпустят меня в могилу вовремя, нет, ни за что. Я поняла, что лишилась силы, она перешла ребенку, так что,- глубоко вздохнув, она положила ладошку на живот,- поэтому я обычный человек, моя сила медленно утекает,а, значит, они убьют меня. Доказательств в том, что я получила силу из пробирки, больше нет. Никто не мог знать, что так получиться,- она снова тепло улыбнулась,- а ведь теперь она передается, как самая обычная причуда.
- Почти,-
впервые за долгое время вмешался Шото.
- Да, почти,- кивнула,- Ему ничего не будет угрожать, но, если я хочу скрыться, то это станет большой проблемой, понимаешь?
-...- Он понимал. Но ничего не мог с собой поделать. Желания разрушать свою семью? Нет, уж увольте. Тогда Шото разрывало надвое: с одной стороны, она права, девушка предоставляла факты, доказательства, хоть сомнительные, да даже если и на словах, все они были в одной и той же последовательности,­ никаких пауз, она понимала, о чем говорила, а потому просто не могла запутаться во лжи, ведь душой не кривила, поддержать ее - правильное решение, пусть даже весь мир против, это не важно, но с другой, хоть двуликий и понимал, как он должен поступить, решиться на такое - безумие чистой воды, так не хотелось, Тодороки элементарно устал всегда делать то, что правильно и, порой, ему откровенно надоедало искать компромиссы, ему просто хотелось делать то, что потешит его самолюбие. Да, она герой, да, она сильная, да, она права и пылает праведным гневом, но это все еще его женщина, если бы это помогло, Шото сказал бы, как она больна, если бы это не было предательством, он бы упек ее для вида на пару месяцев в госпиталь, где уже лежала его мама когда-то, если бы это не было насилием над ее памятью и психикой, если бы это не лишило ее слова веса, если бы только она могла остаться после этого героем, сын старателя клялся сам себе, он бы это сделал, как бы жестоко это не выглядело, это пошло бы всем им на благо, ведь надо было остудить ум, подумать, немного времени. Да что греха таить? Тодороки отказался бы и от своей работы, если бы они отреклись от своего труда, если могли найти другое занятие, уехать куда-нибудь в Италию, она бы выращивала цветы, а он потратил бы время и научился вкусно готовить, стать тише воды и ниже травы, быть лишь фоном событий, забытым, появляться и у друзей, и у врагов только в воспоминаниях, чтобы ни одна беда не коснулась их счастья, Шото с удовольствием бы отказался от всего, усадил ее в больницу, несколько скандальных выпусков в газетах, и уже две брони на авиабилеты. Чувства негодования переполняли его, поэтому, так и не научившись говорить, используя точные слова, двуликий предпочитал красноречиво молчать. Но они герои. Оба. И в мире есть вещи, ради которых приходиться жертвовать любовью, даже такой, одна из них - долг. Поэтому, тяжело выдохнув, опустил голову. Собирая всю свою волю в кулак, задержал дыхание, в голове вдруг возникла сильная тревога, с физической болью она заполняла каждую клетку, сердце заколотилось как свинцовый молот, даже волосы по всему телу вставали дыбом, словно, согласись сейчас на это, произойдет что-то ужасное, двуликий словно стоял у черты, перейдя своим подтверждением через которую, парень обрубит важные концы назад, те концы, по которым можно было бы вернуться, найти обходные пути, после руки сжались в кулаки, и он кивнул, выдыхая, словно падая в пропасть. Любимая улыбнулась ему самой теплой улыбкой из возможных и слабо приподняла его хмурое лицо, из-за чего взгляды, наконец, встретились. Черты бровей Шото стали мягкими, губы сами расплылись в еле заметной улыбке, он потянулся вперед и их губы соприкоснулись. Давно ли тут живой звук? С Самого начала? Не имеет значения. Он прикрыл глаза, медленно приподнимаясь, нехотя разрывая поцелуй, после чего Тодороки взял девушку за руку, собираясь покинуть заведение, отправиться домой, но та перехватила его, оставаясь здесь. В глубине души она знала, что выходить не имеет смысла, у них совсем немного времени. Поэтому, переплетая пальцы с чужими, она вывела любимого обратно, вызывая легкое недовольство.
Они медленно танцевали, и было в этом что-то что делало ситуацию печально-обреченной­, Шото чувствовал это, но не мог сказать, почему. Леди испытывала страх, ужас, но не потому что снаружи уже толпы злых зевак, не потому что машины, люди в форме приехали ее арестовывать, не потому что ее сдали, не потому что теперь ее убьют, и даже не потому что Катсуки буянил там внутри, а потому что она не знает, как легче, ласковее, без боли сказать "Прощай". Бакуго, к слову, был вторым человеком, который верил {Имя}, он чувствовал ее правоту фибрами души. И, когда пришло время выбирать, на чьей он стороне, выбор был очевиден. Правда, блондин присоединился к тем, кто хотел ее смерти более всего на свете, однако именно так он мог помочь любимой. Работая уже давно двойным агентом, Кач-чан и так вызывал чувства его недалекости, это было первой и главной ошибкой людей в форме. Он не раз отводил атаки в сторону, кидался на незначительных злодеев, разносил все в щепки, говоря что-то о "личной ненависти к этой тупой женщине", когда та была рядом, поэтому, в нескончаемом потоке взрывов, сама скрывалась в дыму, а блондин получал очередной нагоняй, его, впрочем, иногда подозревали, и тогда им помогал Изуку, в чьем доверии сомневаться не приходилось, да и на Символ Мира ни один служитель корпорации искусственных причуд не замахивался, стало бы очевидно, кто прав, а кто - виноват. Вот и сейчас, зная, что леди в маленьком баре, скрипя зубами от гнева, представляя, как, от кого она стала брюхатой и как этот кто-то сейчас с ней и счастлив, начал искриться.
- Господин Бакуго, вам лучше успокоиться, пока мы не найдем преступницу! Она сейчас в замкнутом пространстве, в том торговом центре, нам сообщил доверенный источник. Никто из наших агентов ее не заметил, это значит, что она скрывается внутри, мы оцепили район и наблюдаем за всем происходящим со всех доступных сторон. Начинаем эвакуацию, поэтому, пожалуйста, пого...- договорить человеку в полицейской форме не дал первый взрыв.
- Заткнись! ЭЙ! Я разнесу тут все и это будет моя добыча, я не упущу ее!- он уже было хотел сорваться с места, как вдруг его остановила чья-то сильная рука. Возглас из толпы свидетельствовал о том, что это "Сам Старатель! Герой в отставке! Что он здесь забыл?! Откуда он знает о такой операции?!". А кто же еще мог подложить жучок, отслеживающий местоположение?
- Ты слишком много раз не справлялся. В этот раз я хочу,- он с прищуром поглядел на блондина,- чтобы работали мои люди,- бывший герой изрек все интонацией такой, чтобы Катсуки понимал, что его план прогорел и девчонка не сбежит, в этот раз не сбежит,- не имеющие личных мотивов.- отрезал он последнее.- Бакуго предпочел не показывать свой гнев, хоть и понимал, что сейчас все складывается не в его пользу, он хмуро отвернулся, грубо скинув со своего плеча чужую руку, повернувшись, наблюдал за происходящим. В голову блондину пришел недавний случай. Тогда он снова перевел всю свою атаку на пустое здание, желая сравнять его с землей, дабы в дыму девушка испарилась, как и умела это делать ранее. Он понял, что силы покинули ее, она не успевала. Тогда он схватил ее за руку и впился в ее губы, она начала сопротивляться, однако не использовала причуду. Ощущая своей интуицией, Бакуго с силой направил взрыв куда-то вверх. Она спряталась в развалинах, а Катсуки натянул маску недалекого буйного мальца. В этот раз чертов {censored} его выродок мешали сделать подобное.
Узнав, что в баре в "заложниках" у этой сумасшедшей находиться его любимый сынок, Старатель кинулся внутрь, говоря что-то о том, что все уладит. Снаружи раздавались взрывы блондина, который отчаянно хотел перевести внимание на себя. Молодые люди еще танцевали. Музыка прекратилась из-за шума наверху, тогда Шото отстранился от нее, погладил пальцами по щеке, целуя в лобик, обнимая за плечи, пальцами зарывался в волосы, пока в бар не зашел Старатель, громко хлопая дверью за своей спиной.
- Старик?- удивленный двуликий повернулся к нему лицом, прикрывая за собой девушку, понимая, что ничего хорошего из ситуации не следует. А его любимая отстранилась.
- {Полное Имя, Фамилия и Отчество, если есть}, тебя обвиняют в незаконном пересечении границ нескольких государств, дезинформацию, терроризм, кражах, массовых убийствах и сопротивление при аресте,- проговорил мужчина сухо, не замечая своего сына,- И все таки, я даю тебе последний шанс. Сдайся без боя и отправляйся на суд. Или умри сейчас,- Леди устала. Она знала, что убить эту змею, имея в виду целую корпорацию, не выйдет, у нее слишком много союзников, средств получения необходимого результата, а она одна, к тому же, преступница, сумасшедшая, без причуды, сопротивление сейчас было бесполезным. Она слабо кивнула, протягивая руки для наручников. Тодороки хотел их остановить, однако отец преграждал ему путь. А, оказавшись снаружи, на него налетели сначала репортеры, затем полиция, желающая отвести его в "безопасное место".

Япония, Токио,
Косуга, вечер, нижний
этаж, камера тюрьмы
За 0 лет, 0 месяцев,(0 неделю),
1 день, 12 часов, 7 минут,
13 секунд до конца.


Суд затягивали, вскрывались все новые детали, а потомупреступница должна была дать еще показания, согласиться со всеми обвинениями, но вместо этого она лишь плевала кровью на лицо мужчин, которые раз за разом совершали с ней различное насилие. Она уже давно была непохожа на себя. Сначала Старатель, будучи уже на склоне лет, хотел соединить семью, хотя об этом не могло идти и речи. Но он договорился, что эту тварь никто не тронет до тех пор, пока она донашивает ребенка, а затем дело за малым. Никто из тех, чье мнение действительно имело вес не мог спасти ее. Момо, Денки, Мино, Минету, Токоями и Тсую отправили в Европу. Там, после гражданской войны между старым светом и ближним востоком были необходимы силы, поддерживающие порядок, умеющие договариваться. Изуку, как символ мира и никуда не отходящая верная женушка Урарака поехали в Америку наводить порядок в той самой клинике. Ииду, который и так остался единственным независимым лицом, был остановлен шантажом: "Твой брат может встать с коляски, между прочим",- проговорил тогда представитель больницы. Киришима всегда следовал за Бакуго, доверие к которому было подорвано. За его спиной громко шептались о помощи преступнице, но не решались говорить в лицо, а потому босс просто выписал ему отпуск за счет компании на месяц. Без лицензии он никто, блондин это понимал, что злило его еще больше. Оставался только Шото. Тот самый Шото, "искалеченный моральной травмой от захвата в плен", а потому сидел дома. Выйти на улицу он не мог, так как у входа его караулили стаи журналистов.
Впрочем, были и хорошие новости. Так как старик все таки старался поступить мягко даже в этой ситуации, он ждал, когда родиться малыш, хоть с девушкой и запрещено было видеться. И вот, появился мальчик, сильный, здоровый, с причудой от матери сразу, и, кажется, похож на папу, может немного подрасти и жить с Тодороки, последний, кстати, с особым трепетом относился к этой возможности. Но печальные новости не заставили себя ждать. Дата казни назначена, через неделю. Старатель сжалился и позволил им встретиться в последний раз.
Тогда парень ночью выскользнул из своей квартиры, приготовившись заранее к одному из самых дерзких похищений. Двуликого проводили в камеру глубоко под землей. В ней было темно, холодно, в воздухе пахло гнилью, а стены были мокрыми. Стоял стол, за ним сидела девушка, руки которой, кажется, уже давно связаны, на них остались язвы, вся в шрамах, она только немного походила на ту леди, сидевшую напротив него в том пабе. Сглотнув, Шото попытался улыбнуться, проглотив ком в горле,- ... Привет, как ты тут?- проговорил он первое, что пришло к нему в голову. Тяжелая дверь в этот момент закрылась за ним, оставляя слабое свечение, от которого начинали болеть глаза, свет исходил от тусклой лампы где-то вверху. Она кивнула и впервые приподняла голову, кажется, она улыбалась. Новоиспеченный герой продолжил,- Я знаю способ... мы можем заморозить всех на этом этаже, охрана не успеет прибежать, вы скроемся через тайный ход, а потом уедем...- на что она усмехнулась,- в Италию. Помню, ты говорила, что хотела именно туда... Что смешного?- остановился он. Они оба понимали, что это не имеет смысла. Помимо того, что это самая охраняемая тюрьма Токио, сама девушка не встанет со своего места, сил подняться не оставалось, более того, сбежать из камеры означало бы то, что она сдала позиции, ей овладел страх, и во многих людях это зародило бы мысль о том, что СМИ говорили правду, называя {Имя} сумасшедшей убийцей. Поэтому она останется здесь, затем выйдет на площадь, поднимется на плаху, послышаться крики, оскорбления, мольбы, любви и ненависти, на шее повяжут петлю, затем пара торжественных слов, а после доски под ногами разойдутся, причуды, спасающей леди не будет более, и затем...
- Милая?- вывел из мыслей девушку голос. Шото чуть наклонился, он что-то говорил, и, видимо, заметив то, что она никак не реагировала, погрузившись в свои мысли, остановился, положив руку ней на ладонь, ощущая, какая та холодная. Только его губы раскрылись для того, чтобы что-то сказать, но, как всегда, времени, чтобы "надышаться перед смертью", недостаточно. Дверь раскрылась и зашли мужчины, она ласково улыбнулась ему напоследок. Сердце внутри сжалось и камнем улетело вниз, ударившись об пятки, горло хотело разорваться от крика, все тело стало свинцовым от осознания, что они видятся в последний раз. Дернувшись вперед, Тодороки впился губами в чужие, а когда рука охранника грубо схватила его, он начал сопротивляться. Его вытащили силой, закрыв дверь, а посетителя отправили куда-то в комнату с удобным диванчиком. Сев на него, парень схватился за голову, с ужасом смотря в пол, затем двуликий замер, не понимая, откуда капает на пол, пальцы спустились к лицу... он так давно плакал в последний раз...
День Казни

Когда зеваки собрались, стало ясно, что описание самого действа и представление в голове леди - две несоизмеримые вещи. Вернее, она не ошиблась, конечно, все так, как она думала, только... больше. Больше, ярче, громче, с бесконечной любовью и слезами на глазах у одних и истерическим смехом, счастьем - у других. Девушка слушала крики толпы, пока зачитывали приговор. В сумме это заняло более пяти минут. Стало холодно. Ей предоставили слово. К этому моменту она нашла родные разномастные глаза, которые неотрывно смотрели на нее из "зрительного зала". Рядом стоял Бакуго, уже ищущий пути к отступлению, замечая, как резко стало холодно, а руки двуликого начали покрываться льдом одна, а другая разогрелась до критической температуры.
- Я не лгала и умираю за правду.- Майдан* закачался, как настоящее море. Какофония разрывала перепонки, главную героиню вывели на плаху, поставили на колени, голову она положила на каменную подставку и без слез подняла взгляд отискивая глазами Шото. Улыбнувшись в последний раз, леди солнечно произнесла,- Прости, я умираю,- лезвие с тяжестью рухнуло, обрубив жизн