never stop
always keep walking
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

never stop > ИзбранноеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | следующуюСледующая »


четверг, 9 августа 2018 г.
D. S q u a l 09:47:01
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 8 августа 2018 г.
RE: 2259 lucernovka в сообществе Катманду 23:24:44

гавгав

Спасибо
вторник, 7 августа 2018 г.
Hello, Charlotte! Onchu 15:24:52
Была раза познакомиться. Только одна беда - сюжет настолько сложный, что мне потребудется пересматривать еще пару- тройку раз. Огромное количество тем, которые раскрываются или одновременно, или фоново, так, что не успеваешь проследить, нет четких акцентов, на что обратить свое внимание.(никому не нужный, просто мой любимый арт)
Подробнее…
­­

Hello, Charlotte! - игра.
Год релиза: 2015
Тип: RPG (jRPG)
Платформа: Windows
Продолжительность: 2-10 часов
Жанры: Драма, Хоррор, Мистика, Приключения
Автор: aetherane
Разработчик, насколько я знаю, эстонка. Дикая эстонка,
создавшая данное произведение в трех частях.
И да, небольшое описание на каком-то стороннем сайте.
Вы, наверное, знаете, что у обычных людей, живущих в ложном
королевстве, свободы выбора не существует. Шарлотта изо всех
сил старается не доставлять проблемы своему Кукловоду, но у
неё не очень-то получается - сумасшедший мир затягивает её в
круговорот событий. Вас ждёт вредная еда, боги и плюшевые мишки,
и да, помните, кнопка Выход - не вариант для ответственного Кукловода.
Хотя, вообще, здорово, Шарлотта - просто мое маленькое чудо,
я люблю ее, михала.~ Когда она Эйлер, то становиться совсем уж
не от мира сего, зато такая добрая и улыбчивая. А ещё, а ещё!
Именно такой Шарли особенно идут платья от beauty- гуру Айдена.~
­­
Зато Q84 (будучи той еще стервой) просто лучшая Лотта. Знаю,
я уже сказала, что люблю их обеих, но более живой, импульсивной,
интересной, отбитой(наглухо) назову именно вторую. Она так же
прекрасна. Можно сказать, что это из-за того, что переживания
данной модели являются обоснуем всего того, что в конечном итоге
там происходило. Думаю, что, если вдруг понимаешь(как с Моникой),
что все вокруг - НПС, без своего характера, будущего, а ты сама -
очередная кукла, предназначение которой сводится к развлечению
своего кукловода - не глупость ли? Все это я свожу к тому, что
Q84 - та Лотта, которой действительно можно сострадать, та,
чью жестокость можно понять(не простить, конечно, но все же...

­­

"Привет, Шарлотта!" - теперь, безусловно, одна из самых моих любимых игр, так как ее сюжет просто прекрасен, хотя я его даже не до конца поняла, но я буду стараться. Серьезно, понять это с первой попытки? Я вообще-то не участник Цикада 3301, чтобы у меня столько мозгов было, не-а. Замечательная история, странный, неправильный мир, жестокость, плюшевые мишки, личинкоты и персонажи, к которым просто невозможно не привязаться. Это то, что я могу сказать о данном произведении. Приятно, что оставляли подарочки, вроде артов. Не знаю, хорошо это или нет, но, к сожалению, так как русский человек по натуре хочет коммунизма и халявы, он ищет способы скачать где-то в интернете, подхватив СПИД, рак, выпив кровь больного эболой, обваляться в сперме и вколоть себе чуму, но не удавиться, заплатив около 84р. Сужу по себе. Да, да! Но вот знаете, что? По крайней мере сейчас у нас нет возможности получить бесплатно третью часть этой замечательной игры, пришлось купить, по крайней мере это более безопасно. Через какое-то время, конечно, если это обретет популярность - можно будет найти и за бесплатно, но все таки, человек старался в одиночку, так что у меня и жаба стоит с одной стороны, с другой - мне просто жалко, что кто-то старался, а я это как-то обесцениваю. Конечно эти копейки не сделают на море погоды, но, по крайней мере я буду знать, что была честной. Могу сейчас сказать, что не жалею, почти.~
Судя по тому, что в интернете, на диких просторах, особенно благодаря той же игре DDLC я начала встречать все больше творчество, связанного с этим фендомом, мой путь лежит либо в сообщества в VK, где можно будет ознакомиться с теориями по сюжету, либо прямой дорогой на фикбук, но, думаю, тут мне правда важнее оригинальный сюжет, так как я не смогу в полную меру наслаждаться альтернативными, фанатскими зарисовками. Блин!
А пока: Goodbye, Charlotte!
Ах да, еще на счет меня, как персонажа,
не знала, не знала, что буду таким солнышком,
Сет- чудо.~
­­

Категории: For me
Прoкoммeнтировaть
Тест: •Что-то не так•|Сборный... vfif1234 14:46:55
­Тест: •Что-то не так•|Сборный|
Mahou Tsukai no Yome|Оберон


­­
Король фей расхаживал в разные стороны, о чем-то сосредоточенно задумавшись. Его брови были сильно нахмуренны, а руки за спиной едва не заламывали пальцы до хруста костей. Казалось весь лес замер, не смея отвлекать своего хозяина.
- И так! - резко выкрикнул он, разбудив нескольких духов, что едва не свалились с ветки дуба - Я ничего не придумал.
Опечалившись Оберон сел на зеленое покрывало травы, подперев рукой подбородок. Его взгляд устремился в сторону старенького заросшего плющом дома, в окне которого можно было заметить еще горящую свечу и главную причину его раздумий.
- Простите господин, но я, думая она никогда вас не простит, за то, что вы сожгли ее фолианты, - сказала одна из фей, подбадривающе улыбнувшись.
- Я же не специально! - едва не взвыл парень, упав лицом на землю и тут же подскочил, чуть не упал, запутавшись в собственных копытах - Точно! [Т.И] же любит шоколад!
- А где вы возьмете шоколад? - спросила уже другая фея, через секунду пожалев, что задала этот вопрос, ведь Оберон в один миг побледнел и едва вновь не свалился - Н-не волнуйтесь! Вы что-нибудь обязательно п-придумаете!
...
- [Т.И]! [Т.И], ты где? - кричал парень заглядывая в каждую комнату, но кроме дремлющего черного кота так никого и не нашел - Странно, вроде никуда не уходила.
Задумчиво почесав голову, он уж хотел опять закричать, как на улице его громко окликнули.
- Да, здесь я, пень старый!
Улыбнувшись вовсю ширь своего рта, Оберон слегка припрыгивая, с руками за спиной побежал в твою сторону, уже представляя восторженное лицо, когда он вручить свой подарок. Однако стоило ему только завернуть за угол, как глаза его резко расширились, а челюсть едва не свалилась на пол.
- Что-то хотел? - спросила ты, вытирая кровь с топора о землю в это же мгновенье закидывая в корзину тушу разделанного зайца.
Королю фей даже показалось, что кролик, находящийся за его спиной нервно икнул, плотнее к нему прижавшись, дабы не быть замеченным. Но, все же громко сглотнув, он решил спросить:
- Чем это... ты занимаешься?
- Я захотела рагу.
- А, да, я, в общем, чего пришел то...
- Я на тебя не обижаюсь. Просто больше не подходи к книгам ближе, чем на два метра.
- Правда? - слегка приободрившись, он на всякий случай выкинул пушистое создание подальше, давая ему шанс на побег.
- Да, и не будь таким бледным. Я купила его уже мертвым.
- Ой.
Взглянув на уже порядком убежавшее животное, Оберон лишь тяжело вздохнул и, подойдя к тебе, поближе звонко поцеловал в щеку прислонившись своим лбом к твоему.
- А ты умеешь готовить шоколад?

­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-274.html

Категории: Просто
Прoкoммeнтировaть
Тест: •Что-то не так•|Сборный... vfif1234 14:46:03
­Тест: •Что-то не так•|Сборный|
Hataraku Saibou|Лейкоцит


­­
- Иди сюда чертов Энтероцит!
Тебе едва удалось избежать очередной атаки, скрывшись в подворотне каких-то зданий. Ты уже давно сама сбилась с курса, не зная куда бежишь, думая лишь о том, как сильно хочется пожить, а не помереть от дизентерийной бактерии. Еще и как назло никого поблизости нет!
- Эй, хорош убегать! Я голоден! - противно рассмеявшись, Шигелл кинул в тебя одну из находящихся рядом коробок, сбив с ног - Попал! Попал!
- Черт, - прошипела ты, схватившись за разодранные колени и попытавшись встать, вновь упала болезненно застонав.
Обернувшись за спину, ты увидела, что он находился буквально в нескольких метрах от тебя, злорадно потирая свои мохнатые руки. Сглотнув подкативший ком страха, тебе все же удалось найти силы, чтобы шатаясь подняться и в этот момент, стена рядом с тобой разлетелись на множество кусков. С кровожадным лицом маньяка от туда вышел ни кто иной, как Лейкоцит.
- Я уж думал, придется весь кишечник облазить в поискал Шигелла.
"Шигеллы — род грамотрицательных палочковидных бактерий, не образующих споры. Симптомы могут включать диарею, лихорадку, тошноту, рвоту, скопление газов и запор. Стул может содержать кровь, слизь или гной."
- Чего? Что это за голос? - ты удивленно оглянулась по сторонам, но кроме вас троих в округе больше никого не было.
- Такое иногда бывает, - ответил Лейкоцит, непринужденно пожав плечами - Кстати подержи.
Только сейчас ты заметила, что все это время в его руках находилась извивающаяся Кишечная палочка, которую он тут же кинул в тебя. Стоило ее только поймать, как начала ползти в сторону твоей шеи и от греха подальше ты стала держать ее на расстоянии вытянутых рук.
- Ты в порядке? - спросил он, вытирая кровь щеки, хотя общую картину это не повлияло, ведь Лейкоцит был залит ей с головы до ног. Твой мозг пытался вспомнить момент, когда он успел победить, но место этого вызвал только нервный тик - Я могу тебя донести до ближайшего пункта помощи, если хочешь.
- Нет... пожалуй, откажусь. Но спасибо тебе, - твои губы растянулись в мягкой улыбке, заставив его сделать то же самое - Может уже...
Не успела ты договорить, как рецептор на его голове издал противные звуки и с громким криком "Убью всех нахрен" он куда-то убежал.
- Погоди! Кишечную палочку забери!
Но того уже и след простыл...

­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-274.html

Категории: Просто
Прoкoммeнтировaть
Тест: Школьные шалости [сборник... vfif1234 07:27:05
­Тест: Школьные шалости [сборник]
Чеслок


Стоишь у доски, парализованная буравящим взглядом учителя, и усердно пытаешься вспомнить, в каком году в Лондоне был создан Биг Бен. Чувство было такое, будто в твоей голове поселились маленькие человечки, которые в панике ворошили архивы памяти, разбрасывая и сжигая от безысходности бумаги, производя торможение механизма мозга. Нужные шестерёнки, жалобно скрипнув и пустив несколько прощальных искр, остановились. Если бы это было реально, то из твоих ушей давно бы вышел густой и едкий дым, смердящий горьким провалом. Преподаватель не взирал на то, как ты, стесняясь признаться в ухудшевшейся памяти, стыдливо переминаешься с ноги на ногу, почёсываешь носком туфли на невысоком каблуке соседнюю щиколотку, прячешь вспотевшие ладони за спиной и не смотришь ему в глаза, пряча свои за ниспадающей чёлкой. Атмосфера нагнеталась, воздух давил на лёгкие, напряжение росло с каждой секундой, норовя окончательно расплющить тебя и твой покой. Учитель расхаживает вокруг тебя, как голодная акула возле лодки с пассажирами, и начинает читать нелестные нотации при всём классе о твоей вопиющей безответственности,­ заставляя тебя сгорать от стыда. Хочется провалиться сквозь землю, даже просто сесть за последнюю парту и прикрыться учебниками будет божественным подарком, но он провокационно заставляет тебя неподвижно стоять на месте и выносить тяжёлые, порицательные взгляды одноклассников. В области лба появляется испарина пота. Глаза начали увлажняться, но меньше всего тебе хотелось показать при ком-то свою слабость, поэтому, сжав кулаки, ты сказала себе строгое "нет", забив его гвоздями в своём нутре, чтобы смотреть и не забывать. Не забыть хотя бы такую элементарную вещь для своего же блага, потому что одного позора за день тебе было достаточно.

Чеслок, учащийся в паралелльном классе, стал случайным наблюдателем этой сцены и, спрятавшись за дверью, неотрывно наблюдал за разворачивающимся конфузом. Заметив, как привычно ты начинаешь дрожать, когда тебе хочется плакать, он невольно складывает ладони в крепко сжатые кулаки, от которых начинают ныть костяшки и кожа, пока ногти вдавливаются внутрь. Широкий оскал обнажает миниатюрные, как у маленького вампира, клыки, глаза презрительно сужаются, а щёки вспыхивают от гнева. Ему хочется вытащить тебя из этой чёртовой дыра, а лучше - прежде дать хорошенько кулаком по лицу этого дряхлого урода, чтобы тот знал своё место. Чеслок уловил себя на мимолётной мысли, что он становится похож на рыцаря, который спасает принцессу от злого дракона. Он криво усмехнулся, пытаясь сбросить с себя балласт этих сентиментальностей,­ но в глубине души всё же ощущает теплоту от таких представлений. Особенно на той части, где ты благодаришь его, и не тем глупым, уже использованным платком, как это написано в дуракцих сказках.

Когда ты садишься на место с уныло опущенной головой, чувствуешь, как тебя прожигает чей-то взгляд. Боязливо поднимаешь глаза и замечаешь за дверью Чесловека, который подманивал твою персону к себе рукой. Ты удивилась, покрылась ярким румянцем и, оглядев свой класс в поиске возможных свидетелей, робко и отрицательно помотала головой, губами безмолвно прошептав, что не можешь выйти с урока истории. Обладатель ирокеза презрительно фыркнул, но не оставил попыток и начал более настойчиво манить тебя пальцем, постепенно меняя выражение лица: от снисходительного до нетерпеливого, почти гневного. Поняв, что им завладело, видимо, что-то срочное, спрашиваешь разрешение у учителя выйти, на что-то неохотно соглашается, бросая тебе уже в спину нечто оскорбительное. Пропускаешь замечание мимо ушей, проявляя тактичность, а Вот Чеслок уже вовсю агрессивно скалится, почёсывая кулаки, как последний неотёсанный забияка. Впрочем, таковым он и являлся, но с тобой этот зверь поддавался укрощению.

- Что ты тут делаешь, Чес? - осторожно спрашиваешь ты. - Почему не на ?

- , {censored}адавай лишних вопросов! - устало отмахнулся от твоего любопытства парень, пренебрежительно махнув рукой, словно отгоняя повсюду летающую муху. - Пошли за мной!

Он неожиданно хватает тебя за руку, сжимая так крепко, что у тебя стынет в жилах кровь. Не успевая толком отреагировать на происходящее, машинально скачешь за ним, как молодая лань, но даёшь по тормозам уже где-то в середине коридора, заставляя Чеслока повернуться и обвести тебя недоумённым взглядом. Ловишь себя на мысли, что он ведёт себя неуместно так, будто всё идёт буднично, однако на самом деле он сейчас перевернул весь твой мир вверх тормашками, уведя прямо из-под носа у учителя, который, узнав о такой дерзости, обязательно накажет тебя.

- Чего медлишь, как черепаха? Долго тебя ещё ждать? - нетерпеливо спрашивает он, недовольно топая ногой. - Или намекаешь, чтобы я понёс тебя на руках? - войдя в некий раж, начал придираться Чеслок, хотя перспектива нагло утащить тебя подальше от того убл*дка вполне устраивала его, парень даже растянулся в нахальной улыбке от своих фантазий. И это при том, что он показал всем своим хмурым видом, что был бы не очень рад взваливать на свои плечи ношу вроде тебя.

- Н-ничего я не намекаю! - взволнованно отпираешься ты, чувствуя, как щёки лихорадочно горят при его пронзительном взгляде и некоторой холодности в чуть грубом баритоне. - Куда ты ведёшь меня? Учитель накажет за то, что я надолго отлучилась. Вдруг он и тебя заметил? Тогда и тебе достанется.

Чеслок небрежно фыркнул на твои слова и картинно закатил глаза, демонстративно показывая, что он думает об этом.

- Да плевал я на него с высокой колокольни! Я просто хочу тебе кое-что показать. Это не займёт много времени, так что пошевеливайся давай, не люблю ждать девчонок, - поторопил он тебя, насильно утягивая всё дальше от кабинета истории, и слишком приличное расстояние от него нагоняло на тебя ещё большую панику.

Тебе пришлось сдаться под напором Чеслока, хотя он бы всё равно ни за что не отказался от своей цели; если он чем-то загорится, то его уже не остановить, и если ты не с ним в деле, тогда он пойдёт один с гордо поднятой головой. Не желая провоцировать лишний раз ссору, ты безмолвно и покорно, как марионетка, следовала за своим владельцем, пока вы не очутились в пустующем музыкальном кабинете. Данную часть школы тебе пришлось лицезреть впервые: кабинет был довольно тесным и маленьким, больше похожий на какой-то подпольный закуток, и все его свободные углы были заняты пыльными инструментами. Чистотой сверкало только пианино, на котором Чеслок сразу же обозначил свои владения, вольготно расположившись на широком стуле, обтянутым чёрной кожей.

- Ну что, нравится? - поинтересовался молодой человек, осветлившись в этом укромном месте. На вопрос в твоих глазах он ответил: - Это Вайолет завербовал себе это место, чтобы рисовать в тишине. Я уговорил его перенести сюда музыкальные инструменты, чтобы я мог тренироваться без свидетелей, а то иногда надоедают писки этих фанаток, - шутливо сказал парень. - Правда, здесь ещё пригодится ремонт, но нам пока не до этого.

- Мне... нравится здесь, - несмело признаёшься ты, но говоришь от всего сердца, находя уединённый уголок привлекательным и уютным. - Тут даже ремонт не особо нужен.

- Шутишь что ли? - Чеслок в ироничной форме приподнял брови, чуть искривлённо поддёрнув один уголок губ. - Даже посадить задницу негде. Но я оставил тебе место рядом, так что садись, - он призывно похлопал ладонью по свободной часте мебели, на что ты слабо мотнула головой, не желая хоть как-то задеть его.

- Не могу, у меня урок. Давай увидимся здесь на перемене? - мягко предлагаешь, как компромисс, но парень находит это оскорбрительным отказом.

- Только не говори, что стала зубрилой, как твои тошнотворные одноклассники, иначе меня вырвет, - сердито ворчит он, проведя пальцами по чёрным клавишам, которые издали протяжные и довольно мрачные завывания, устойчивые в воздухе. - Хочешь и дальше слушать нотации этого злобного старикашки?

Тебя пробил холодный и нервический озноб, когда он сказал об этом. Значит, он видел это...

- Ты всё слышал, да? - потерянным голосом уточняешь ты, зябко поглаживая плечи и плотно поджимая дрожащие губы.

- Да, - кивает он с угрюмым видом и, встав со своего места, вплотную подошёл к твоей скукоженной персоне, вкрадчиво обхватив тёплыми и родными ладонями твои плечи. - И знаешь, что я думаю обо всём этом, (Твоё имя)? - ты невольно поднимаешь на него взгляд, встречаясь с глубинной твёрдостью и затухшим от злости цветом. - Что он давно не получал по своей гадкой морде! С радостью бы это исправил!

Чеслок рычит и, благоразумно отняв свои руки, снова остервенело сжимает кулаки. Глядя на возлюбленного, ты чувствовала, что полнишься к нему щенячьей благодарностью и глубоким чувством принадлежности. Он не являлся тем человеком, который напропалую воспевал о своей любви, бросаясь громкими словами. Он не был склонен к красноречию и вообще предпочитал избегать изысканных метафор, но проявлял свои чувства на действиях, и в этой сфере, как ты думала, ему не было равных. Никто ещё не защищал тебя с таким рвением, со звериной неистовостью, с какой безжалостно дерут глотки, не доказывал одним лишь мимолётным прикосновением длинных пальцев, что ты всегда будешь в безопасности и счастлива с ним. Впрочем, Чеслок не умел показывать, что он в ком-то нуждается, но ты всё равно чувствовала на подсознательном уровне, что он не отойдёт от тебя ни на шаг и сделает всё возможное, чтобы ты никогда не грустила. Непроизвольная и глуповатая улыбка расползлась по твоему лицу, а на щеках расцвели будто маки - ты была вся алой, но энергично благоухающей.

- Хочешь, я врежу ему и заставлю его взять все свои слова обратно? - не унимался Чеслок, продолжая упиваться гневной тирадой, но ты, забыв благодаря нему о прошлых и заживо пожирающих обидах, миролюбиво отказалась.

- Не нужно тратить на него своё время. Лучше сыграй что-нибудь, я люблю слушать твою музыку.

- А ты останешься со мной до звонка? - неохотно смирившись с твоим решением, парень переводит тему в нужное ему русло и хитро улыбается.

- Останусь, - киваешь с расслабленной улыбкой и в знак своего согласия садишься на стул, хлопая по ещё одному свободному месту, пародируя его манеру.

Чеслок одобрительно усмехается и присаживается, укладывая пальцы на нужные клавиши. Торжественно-мрачна­я, несравнимо прекрасная мелодия пламенно нарастала и летела, чудесно раскрывалась и разносилась пульсирующими аккордами по комнате, то мирно затухая, то преображаясь в бурную реку лихого темпа, под давлением которого сердце пылко сжималось в восхищении. Чарующая дымка отрыва от земли накрывала вас обоих, сделав невосприимчивыми к обстановке. Мотив приобрёл совершенство, благодаря которому необузданность эмоций и страстность растворились под безмятежностью. Теперь, когда Чеслок, выражающий умиротворение на лице, был в твоей досягаемости, ты не преминула скользнуть пальцами по его ладони - нежно, настойчиво, сокровенно. Парень вспыхнул, позволив последним нотам резко раствориться в воздухе. Он хоть и выражал грубую оболочку, но сам внутри был лёгок на подъём и его было запросто ввести в заблуждение незамысловатой лаской.

- Чес, спасибо тебе, - улыбаешься так тепло и искренне, что обладатель ирокеза ощутил дрожание своих губ и вибрацию по всему телу.

- За что? - недоумевал он, предательски вспыхивая, как последний влюблённый первоклассник, за что ему хотелось в смущении дать себе отрезвляющую пощёчину.

- За то, что защищаешь меня и не даёшь в обиду. Я очень ценю это.

- Ты про учителя? - осведомляется он с пересохшими губами и такой же сухостью во рту, торопливо сглатывая сразу несколько влажных комков, чтобы избавиться от внутренней засухи. - Да это пустяки! - демонстрирует он безучастность к твоим словам. - И вообще, это не совсем из-за тебя... Я просто сам по себе люблю почесать кулаки, так что не ищи в моих действиях ничего необычного. Я действовал по собственной прихоти, - раз за разом отмахивался он, но убедителеней новые попытки не казались - наоборот, его обычно уверенный голос звучал сломленно и неуверенно, будто придавленный осознанием факта, что ты являешься его главной причиной для мирских беспокойств.

Правильно не веришь его словам, наслаждаясь быстрым стуком понимающего сердца. Мысли Чеслока путались и метались со световой скоростью - бесполезно и хаотично. Внешне он онемел, а внутри стоял нестерпимый гул крови.

- Поцелуй меня, - к собственному удивлению, просишь решительно ты, ощущая мощный трепет в груди, который отчаянно требовал выхода.

Парень чуть ли не подпрыгивает на стуле, давясь горячим воздухом. Направляет на тебя обескураженный взгляд, как на чужака, совершенно не узнавая свою девушку. Обычно ему самому приходилось проявлять инициативу в нежности, иногда даже применять силу, чтобы ты перестала прятать лицо в ладонях, а тут ты сама выпрашиваешь у него поцелуй - это выбило Чеслока из колеи. На минуту подумал, что мольба в твоём взгляде иллюзорна, а его слух внял неправильную вещь. Колебался так, будто ему предстояло решить сложную задачу на экзамене, ответ к которой обещал открыть или закрыть ему двери в светлое будущее.

- Ч-что? - растерялся молодой человек с порозовевшими щеками. - А сама не можешь? - от переизбытка волнения повысил голос, чуть ли не перейдя на крик, но ты лишь приглушённо захихикала над его потрёпанными нервами, на что он злился ещё больше. - Что смешного?!

- Прости, - скромно извиняешься ты, застенчиво зажимаясь, хотя особой вины за собой не чувствуешь. - Просто иногда ты бываешь очень забавным.

- Звучит, как оскорбление! - уязвлённо бормочит раскрасневшийся парень, яро изображая отпечаток обиды. - Посмотри на меня: я не могу быть забавным! Я что, ботаник тебе какой-то, чтобы надо мной можно было глумиться? Врезать же могу! - угрожающе лепетал парень, по-детски пытаясь убедить тебя в своём авторитете.

- А ты докажи это, - легко парировала ты, введя ненаглядного в состояние ещё одного голого шока; да что это с тобой сегодня происходит?! Озорной блеск в глазах, лисья ухмылка, непривычная уверенность в себе - Чеслока напрягали такие изменения, они сбивали его с толку и оглушали. - Крутые парни ведь могут запросто целовать девушек.

Молодой человек, поверженный твоей безупречной тактикой, хочет поражённо выругнуться, но в рамках приличия сдерживает себя. Сам непроизвольно ощущает жажду улыбнуться в ответ на твоё бодрое настроение - это гораздо лучше, чем видеть тебя в слезах. И если в таком случае ты прекратишь показывать ему свою ранимую сторону, тогда он пойдёт на уступку и сделает это.

Стремительно прислоняется к тебе, смущённо зажмурив глаза, и касается губами губ, не так мужественно, как обычно, увлекая в осторожный, словно по-новому изучающий поцелуй, при котором только что образовавшаяся пара пытается разузнать о предпочтениях друг друга и темпе движений в попытках подстроиться и приспособиться. Чеслок впервые в жизни проявляет какую-то болезненную робость, даже не прикасаясь к твоему телу, а ты почему-то вдруг чувствуешь, как прежняя тихоня в {censored} под созревающим внутри желанием откровенного. Будто чувствуя, как в тебе зреет чужеродное пламя, парень отстраняется, чтобы убедиться в своих догадках. Он прочитал в твоём взгляде захмелевшее вожделение и сам едва ли не опьянел; музыканта остановила только мысль о том, что хоть кто-то здесь должен оставаться трезвым. И убеждается в этом, когда ты вероломно седлаешь его бёдра, вальяжно двигая своими, создавая напряжённое трение, от которого у Чеса всё затрепетало. Парню кажется, что воздух между вами разряжен настолько, что искрится и посылает разряды по нервным окончаниям. И ты явно решила его прикончить, вызвав разрыв сердца.

- Эй, что это с тобой? - рассеянно спрашивает он, чувствуя ошеломление до мозга костей. - В тебя будто демоны вселились.

- Ты сам говорил, что мне стоит раскрепоститься, - отбиваешься ты. - Так что получи и распишись.

Не владея собой, провокационно чувственно проводишь языком вдоль его уха, облизываешь мочку, заставив его судорожно дёрнуться, и прикусываешь несколько серебряных колец в его раковине. Твои глаза стали туманнымии, влажными, переполненными истомой, зрачки расширились, превращая их в колодцы ночи - ночи, в которой Чеслоку хотелось затеряться. Чертовка в твоём лице имитирует порочные движения, страстно двигая бёдрами вперёд-назад, задевая его упрятанную в штанах головку, и шаловливо притягивает его к себе за галстук. Он чувственно подхватывает тебя под ягодицы с дерзкой, вызывающей ухмылкой и одним резким рывком придвинул твоё тело к себе, оставив на коже бордовые следы пальцев. Чувствовать, как его затвердевший орган упирается в твою промежность, скрытую сейчас бесполезной юбкой и кружевом трусиков, было невыразимо приятно. Ты прижалась грудью к его груди и безотчётно застонала, даже сквозь нижнее бельё ощущая всё так, будто ты и вовсе находилась обнажённой. Слишком жарко, воздух во рту першит сухим песком. Чеслок чувствует, что, вопреки присутствию твоей формы, она уже расстёгнута и он может ощущать тебя голой кожей.

Чеслок в нетерпении срывает зубами пуговицы, не заботясь о том, что нитки могут порваться, а сам орудует руками на бёдрах, стискивая их и несильно царапая. Запрокидываешь от удовольствия голову и он принимает это как сигнал для внутреннего хищника - задевает кожу клыками, чуть прикусывает и жадно проводит языком по повреждённым участкам. Одна его ладонь, отодвинув часть рубашки, прикрывающую правую грудь, ложится на выпуклость и с силой сжимает её. Из твоей груди вырывается почти что всхлип, но ты терпишь сладостную пытку, ведь он всегда был немного диким в постели. Он оглаживает пальцами ореолу, зажимает между двумя твёрдый сосок и тянет вперёд, вытягивая из тебя стоны и ёрзанья, от которых хочется зарычать голодным медведем и скинуть тебя на пол, навалившись сверху. Он просовывает свободную руку под твою подколенную ямку и чуть поднимает ногу, устраивая её в одном положении на своём локте, и сам проскальзывает ладонью под юбку, играя пальцами с клитором. Звонок прозвенел уже давно, но вы не торопитесь отстраниться друг от друга...


­­


Сиэль Фантомхайв: категорически не понимает, что такая скромная и утончённая личность, как ты, смогла найти в эксцентричном Чеслоке, который так и притягивает к себе сотню пересудов. Изначально даже подумывал о том, что парень навязывает тебя своё общество, а то и держит в плену, насильно заставляя подчиняться ему - его специфичная внешность и грубые, животные повадки как раз говорят о возможных маниакальных наклонностях, как думает впечатлительный и нежный граф. Предполагает, что тебе в тягость посторонее внимание, потому что ваша пара и без того слишком шумит в школе, хотя ты не подаёшь виду. Уверен, что ваш союз продержится недолго, - Себастьян зачастую подшучивает над завистью мальчишки, - и будет даже этому рад: не против сделать несколько нерешительных шагов к тебе, намекнув о своей только зарождающейся симпатии, ибо негоже приличному джентльмену так быстро кричать о своих чувствах, смущая леди напористостью. Абсолютно убеждён в том, что составит тебе лучшую партию с учётом того, что вы подходите друг другу по характеру. Пока проявляет к тебе услужливость: подаёт руку на лестницах, интересуется самочувствием, подставляет локоть, чтобы провести через дорогу. Иногда пользуется своим актёрским мастерством, когда Чеслок нападет на него из ревности, строя из себя жертву, а после твоей заботы говоря жалобным тоном, что с ним всё в порядке и тебе не о чём беспокоиться, мол, благородство из него льётся фонтаном.

Грегори Вайолет: и рад за Чеслока, и частично сочувствует твоей персоне, потому что ты создаёшь вид человека, который не любит шум и навязчивое внимание. Видит, что тебе порой бывает сложно с его подопечным, но выражает своё понимание и состраданием безмолвием. К тебе его отношение вполне лояльное, но особых чувств у него ты не вызываешь. Вайолет является единственным человеком, с котором тебе позволено Чеслоком проводить время вместе и просто сидеть рядом, совершенно не ревнует к своему другу твою персону, потому что знает, что тот не заинтересован отношениями. Иногда Грегори рисует вас в свадебных нарядах, на что твой молодой человек улыбается во все тридцать два, а ты смущаешься и закрываешь глаза, намекая, что об этом ещё рано думать - Чес иногда обижается на тебя за это.

Джоан Харкрот: тот, с кем ты разделяешь свои интересы: он восхищается теми же книгами, что и ты, поэтому вас зачастую можно найти в библиотеке, обсуждающих какое-нибудь чтиво в стиле фанатиков. Чеслок крайне недоволен вашим общением, поэтому запрещает тебе общаться с юношей. Пару раз угрожал и ему рукоприкладством, о чём не сказал тебе, а сам Харкрот на твои вопросы отвечает уклончиво и неоднозначно, не желая выдавать парня. С тех пор вы начали незаметно отдаляться друг от друга; даже если ты пытаешься заговорить с ним, он отчуждённо улыбается и ссылается на другие важные дела. В глубине души расстроен сложившейся ситуацией, потому что считает тебя своей родственной душой и мечтает продлить вашу дружбу до скончания веков.

Клейтон: пожалуй, ещё одна личность, которая в наименьшей степени волнует Чеслока ввиду его ущербности, по мнению парня. Что ж, по ледяному взгляду Клейтона действительно можно мало чего заметить, в том числе и его искреннего преклонения перед твоей изысканностью и пониманием любой ситуации. Своё мнение он не скажет вслух, отдавая предпочтение молчаливому восхищению, поэтому вы можете спокойно проводить время за чашечкой чая и обсуждениями современных писателей и поэтов. По просьбе, точнее, приказу Чеслока помогает тебе подтянуть историю и другие проблемные предметы, испытывая от этого полнейшее удовольствие.


http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e429 - оставить своё мнение о тесте вы можете здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-268.html

Категории: Темный дворецкий
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 6 августа 2018 г.
Тест: Школьные шалости [сборник... vfif1234 18:08:05
­Тест: Школьные шалости [сборник]
Цуруги Камия


Осматривая просторный, веющий прохладой холл, ты дожидалась подходящего момента, чтобы рвануть опрометью рвануть в ближайший укромный уголок, спрятавшись от учителей. Урок географии был самым твоим нелюбимым предметом, а с учётом строго преподавателя, который ни за что не погладит тебя по головке за невыполненное домашнее задание, это была адская, химическая смесь, которая бы полилась на тебя разъедающей кислотой. От волнения холодели пальцы и снова крупные мурашки, оставалось лишь надеяться, что твоё внутреннее напряжение не бросается в глаза, иначе кто-нибудь разгадает твой замысел сбежать с последнего урока без видимой причины и утащит силком в класс.

Дождавшись, когда сборище учеников отойдёт от доски с расписанием, ты выбежала рысью из коридора, попутно оглядываясь, и съехала по перилам лестницы вниз. Страх гнал быстрее ветра. Осознание того, что ты уже близка к выходу, било благоприятной энергией. На губах уже начала расползаться облегчённая улыбка, как ты влепилась во что-то твёрдое. Отойдя от оцепенения, ты сделала несколько шагов назад и распахнула глаза, уставившись на старшеклассника Цуруги, который вольготно расположил локоть на двери, над которой висела табличка с заветным словом "выход". Брюнет с самодовольным лицом вытянул вперёд ногу, создав преграду для твоего прохода, и просверлил твою персону странным, оценивающим взглядом, от которого тебе стало неуютно. Хотелось поскорее избавиться от общества этого маньяка, который застал тебя за не самым лучшим в мире делом.

- Малявочка (Твоё имя)-чан прогуливает уроки, да? - сладкоголосо тянет он, заставляя тебя поёжиться и направить на него взгляд исподлобья. - Сразу вспоминаю свою молодость: Джун-чан, Юми-чан и я часто сбегали с математики. У Юми-чана тогда часто случалась диарея и...

Не желая вдаваться в интимные подробности жизни его друзей, ты поспешила прервать юношу:

- Понастольгировал? - с изнурённым видом поинтересовалась ты, нахмурив брови.

- Подожди! - продолжал напирать со скуки Камия. - Ещё я помню, как учил правильно прогуливать Куни-чана. Он тогда был ещё хиленьким и совсем беззащитненьким, поэтому я обучал его всем премудростям. Правда, несколько раз его всё-таки ловили и он давил меня ботинками, но когда я начинал ползать перед ним на коленях, он тут же прощал меня, - глупо лепетал молодой человек, игнорируя твой жест, обозначающий нежелание продолжать диалог: нетерпеливый топот ног и сумрачный взор.

- Спасибо, это было не интересно, - пожелала ты поскорее отмахнуться от него. - А теперь дай пройти, иначе меня заметят.

Ты совершила первый шаг, намереваясь перейти через его ногу, но Цуруги резко выпрямился загородил тебе проход своим телом, направив его в центр. Ты опешила от его действий, а затем, отойдя от шока, обвела его раздражённым взглядом. Камия, с удовольствием любуясь твоей персоной, зашёлся легкомысленным хихиканьем и чуть поалевшими щеками.

- Ты такая милашка, когда злишься, (Твоё имя)-чан! Как у тебя это получается?

Ты проигнорировала откровенные нотки лёгкого флирта в его голосе, предпочтя обезопасить своё существование, поэтому перешла сразу к делу:

- Может, выпустишь уже меня? Время ограниченное, те же уборщицы могут заметить меня и настучать преподавателю. Сам ведь говорил, что в "юности", - ты сделала воздушные кавычки пальцами, передразнивая его манеру речи, - прогуливал, вот и прояви теперь ко мне понимание.

- С радостью, - довольно воскликнул брюнет, на миг дав тебе смутную надежду, однако его едкая ухмылка намекала о том, что в каждой положительное ноте есть своё злостное "но". - Только заплати сначала за то, чтобы я держал язык за зубами, - торжественно объявляет он, по-птичьи склоняя голову и складывая губы в приторно-невинную улыбку.

Ты поперхнулась воздухом. На твоём лице растеклось изумление.

- Чего?! - только и смогло слететь с твоих уст спустя минуту неравной борьбы с эмоциями, которые дружно встали в тупик от его нахальных слов, которые на время парализовали все реакции.

- Ничего личного, (Твоё имя)-чан, просто я очень люблю деньги и сделаю за них всё, что мне скажут, - объяснил с всё такой же непорочной улыбкой Камия, находя данную ситуацию забавной в отличие от тебя, пока ты начинала вскипать от негодования, как нагретый чайник. - Кстати говоря, ты можешь заказать меня в качестве сообщника. Но за это я возьму дополнительную плату.

Некоторое время ты огорошенно молчала, пытаясь захватить утекающий сквозь пальцы, как хрупкие крупицы золотистого песка, контроль. Душа плавилась в поднимающемся, как в жерле вулкана, гневе, но вместе с этим жидкий огонь остужал холодом вид молодого человека; чёрт бы побрал его за то, что он был довольно привлекательным! Кажется, попрошайка активно пользовался своей популярностью, извиваясь в самых удачных ракурсах, и пуская на тебя соверешенно ангельский взгляд. Трудно было сказать, кем он действительно является: хитрейшим манипулятором или несравненным и чистым ребёнком с душой чертёнка.

- Издеваешься что ли? - флегматично выдала ты, стараясь сохранять остатки сдержанности, потому что, если ты сорвёшься на крик, то точно обречёшь себя на погибель.

- Нет-нет, что ты! - начинает энергично мотать головой Цуруги, словно его обвинили в преступлении самого высшего разряда. - Я могу тебе и туфли вылизать, если ты захочешь и если у тебя хватит денег. Как довольно симпатичной девушке сделаю тебе скидку на два процента, - брюнет заговорщицки подмигнул тебя, кокетливо поведя покатыми плечами, словно изображая из себя знойного ловеласа, искушённого в женском внимании.

Ты всеми силами старалась удержать ауру спокойствия, но её флёр неумолимо истончался. Непрошенная вспышка ярости начала теснить грудь так, что в ней осталось мало воздуха. Терпение было на пределе, тут уж не до вежливости и деликатности, но Цуруги продолжал смотреть на тебя насмешливо и одновременно... умилённо. Кажется, он получал истинное удовольствие, не описанное в книгах даже с тонкой психологией, от разворачивающегося зрелища. Разум подкинул вариант преодолеть между вами расстояние и со всего размаху подарить ему отрезвительную оплеуху, но сердце останавливало от возможной ошибки. Его нездорово искрящийся взгляд внутривенно лилися в грудную клетку, наполняя её, пожалуй, чем-то цветочным, потому что внутри начало что-то радостно распускаться и благоухать. И почему этот {censored}, на которого ты нередко заглядывалась на переменах, так влияет на тебя?

Пожалуй, если бы не шум упавшей на пол швабры, вы бы и дальше продолжили просверливать в друг друге дыры. Ты резко свела вместе брови и, вытянувшись, начала разглядывать территорию в поисках источника шума, как сторожевой пёс. Камия среагировал на опасность гораздо находчивее: нагнулся, схватив тебя за ноги, и стремительно поднялся, вынудив твоё тело плюхнуться на его плечо. Ты хотела закричать на него, но вовремя напомнила себе, что находишься сейчас не в выгодном положении, чтобы позволять себе подобную роскошь. Издав недовольное рычание, ты позволила парню нестись со скоростью снежного барса прямо в библиотеку, где стол смотрительницы был частично закрыт высокими шкафами с книгами, пропахшими старьём. Женщина успешно пропустила мимо ушей посторонний шум, потому что Цуруги, к твоему удивлению, двигался, как умелая и опытная мышь, искусно лавируя между книжными стеллажами со своей ношей. Когда он остановился возле узкого прохода, где библиотекарь мог спокойно увидеть нарушителей беспорядка, ты что-то жалобно промычала и легонько стукнула его кулаком по спине.

Женщина, подозрительно сузив глаза, огляделась. Ваш след на дороге уже и простыл, а шум неожиданно прекратился. Сославшись на разыгравшееся воображение, она тряхнула головой и снова взялась за рукописи, заполняя {censored} шариковой ручкой. А вы с Цуруги притаились за одним из шкафов; ты была грубо прижата к твёрдости и могла спокойно ощущать древесный аромат мебели и потёртого чтива низкосортных романов. Цуруги, фривольно зажавший тебя, продолжал благоговейно ухмыляться. Неужели он ощущал веселье даже в такой щекотливой ситуации? Сумасшедший мазохист! Угораздило же тебя попасть именно с ним такую передрягу, похожую на болотную трясину, из которой не так просто выбраться.

Краем глаза замечаешь, что мимо широко распахнутой двери идёт та самая уборщица. Внутренний голос начал бить тревогу, трезвоня и разносясь покарёженным эхом в голове, предупреждая, что сейчас запахнет жареным. Камия, заметив твою растерянность и волнообразно подрагивающие губы, резко схватил твои скулы двумя пальцами, чуть надавив на них, и повернул твоё лицо к себе, настроив ваш зрительный контакт. Ты перестала дышать, оказавшись в плену жидкого золота в его глазах, в чернильных зрачках которых плясало какое-то безудержное пламя, распространившееся и на тебя тоже. Взгляд, как заточенная пика, пронзил тебя. Ты чувствовала странную тяжесть на душе - беспокойство на каком-то подсознательном уровне, значение которого не могла себе объяснить. В сердце закрадывался страх перед осознанием чего-то особенного в себе, отгораживаясь и закрываясь от понимания глубин природы чувств, которые ты питала к этому странному парню.

- В-выпусти меня... - буквально жалостливо пропищала твоя персона, удивляясь тому, что твой голос пропал, утонул где-то в потёмках гортани, выпустив из себя нечто чужеродное.

- Это тоже небесплатная услуга, - в своей манере ухмыльнулся Камия; на миг тебе показалось, что его глаза несколько недобро блеснули, предупреждая о буре перед этаким затишьем, и это не на шутку насторожило твою персону.

Поддавшись эмоциям, ты хотела выразить уверенный протест, забыв о безопасности, но Цуруги прочитал мысли на твоём лице, исчезнувших, как фантом, когда он заткнул твой рот своими губами. Твои глаза неверяще и широко распахнулись; солёная влага окутала собой склеры от перенапряжения, но, как бы ты ни силилась, ты не смогла захлопнуть веки обратно. В твоё тело буквально начали вжиматься, лишая тебя попыток освободиться, когда ты упёрлась ладонями в грудь брюнета. "Это... Это же для нашего спасения, верно? Я бы тоже заткнула человека поцелуем, если бы у меня не осталось других вариантов. Сейчас он прекратит... Да же?" - мысленно убаюкивала ты ошеломлённую душу, в которой действовал знойный ураган от зашкаливания ощущений и эмоций. Но Цуруги, вопреки исчезновению уборщицы из горизонта, продолжал держать твои губы в своём сладком плену.

Его рвение добиться ответа от твоей плоти вознаградились с неожиданной лихвой. Не было сил отстраниться, ты растворилась в болезненной, наркотической истоме. Он знал, что победит. Ты чувствовала его власть над собой. Ловкие и настойчивые руки вынуждали кожу гореть. Сначала он приковал твои запястья к деревянным полкам, образуя кандалы, из которых бы ты не вызволилась, а затем, доверившись твоей покорности, свободно положил их на талию, изредка изучающе чертя её изгибы. Приятные, волнообразные судороги пробирали тебя насквозь. Накал эмоций побуждал действовать по наитию. Ты становилось послушной глиной в руках мастера, который руководил тобой так, как желал того. Цунами из неожиданного, непреодолимого притяжения сносила разрушительным ударом твои хрупкие барьеры подточенных принципов. Нарастающий пыл поцелуя породил в тебе безразличие к последствиям. Камия спустил цепочку поцелуев ниже, коснувшись чувствительной шеи, которая покрылась россыпью мурашек. Как только его прохладный язык коснулся кожи, тебя пробрало током. Какая-то тягучая воронка образовалась внизу живота, что с непривычки пугало твою персону.

- Мх... Ц-Цуруги-кун, н-не надо... прошу... - слабо протянула ты, страшась позволить ему зайти дальше и опорочить часть твоей чести; импульсы его неустойчивости провоцировали в тебе нездоровое влечение, которому ты боялась дать вылезти наружу. Но, вопреки собственным словам, ты молила, чтобы он не останавливался и окончательно сломил твои жалкие девичьи сопротивления.

Брюнет, повинуясь твоему зову, приподнял обратно голову, пощекотав торчащими угольными прядками задранный подбородок. Уже от этой крошечной прелюдии тебе хотелось взвыть голодной собакой, унизительно прося добавки. Будто уловив твою внутреннюю слабину, он снова приблизился к твоему лицу, коснулся губами мочки уха, где покоилась округлая серёжка, похожая на жемчужину, и слегка оттянул её. Ты напряглась взвинченной пружиной и, прижав к своему телу обе руки, начала остервенело сжимать кулаки и мелко дрожать, выпуская обрывчатое дыхание с онемевших губ. Он водил круговыми движениями языком вокруг серьги, пробуя на вкус холодную гладкость, а затем ещё раз прикусил ушко и отстранился, заставив тебя судорожно поджать губы.

- Тебе понравилось, (Твоё имя)-чан? - снова так сладко тянет он, что тебе хочется просто растаять на месте, лишь бы не терпеть эту пытку; его мягкий и надёжно обволакивающий голос, пока ты была в крепком плену возбуждения, казался просто усладой для барабаных перепонок. Ему хотелось подчиниться, ему хотелось верить, им хотелось быть одержимой.

Ты чувствовала, что его лицо снова совсем рядом с твоим, но в этот раз чужие губы были устремлены на твои. Один решительный рывок и вы снова будете заключены в поцелуй, пробирающий до костей. Ты рефлекторно приоткрыла горящие от муки и тоски губы, намекая, что готова снова их принять.

- Да... - загипнотизированно прошептала твоя персона; ты не пыталась сбросить с себя вуаль эйфории, в которой охотно купалась, поддавшись шарму сводящих с ума прикосновений старшеклассника.

Ты больше не искала спасения в попытках отстраниться. Ты не бежала от приговора желать его. Тебе становилось тесно от палящей лавы внутри, отключающей мысли. Обмякшее тело просило ещё и ещё. Не хватало смелости проявить инициативу, собственнически обвив руками его шею, и притянуть к себе, поэтому ты безумно надеялась на его поддержку. Каждое его промедление отдавалось болезненной пыткой в груди. Глаза всё ещё были закрыты, а уста выжидающе и нелепо с виду открывались ещё шире, умоляя использовать их по приятному для обоих назначению.

- Тогда с тебя четыре тясячи йен.

Веселье, сквозящее в дурацкой фразе Цуруги, не сразу дошло до тебя. Ты крайне медленно, как в жестокой полудрёме, закрывала рот и распахивала глаза, в которых поначалу не было никаких эмоций, словно они и вовсе вымерли. На несколько мгновений между вами повисло тягостное безмолвие. Ты явственно испытывала подобное падению чувство, вкус отвращения к собственному бесчестью. И только несходящая улыбка с лица Камии подтолкнула тебя наконец-то прозреть и вернуться в отвратительную реальность.

- Ч-что?! - преисполненная диким негодованием, завопила ты как раз в тот удачный момент, когда дали бьющий по ушам звонок.

Пелена ярости на время ослепила взор, но уже когда туман рассеялся, Цуруги не было в библиотечном отсеке. "Негодяй! Он использовал меня!" - кричала ты в своём сознании, чувствуя, как душа разрывается надвое. Хотелось подойти к нему и разрезать гулкую тишину хлёсткой пощёчиной, после которой у него бы откинулась безмозглая голова. Рыча, подобно зверю, направляешься в сторону выхода, попутно сдерживаясь от неуместных слёз, как снова натыкаешься на этого балбеса у дверного проёма. Стоит к тебе спиной, макушка вывернута так, что оценивающе разглядывает тебя боковым зрением - как обычно похотливым, непристойным и самоуверенным.

- Знаешь, (Твоё имя)-чан), ты мне уже давно нравишься, - наконец-то подаёт он голос, когда тебе уже хочется зайтись криком и несколько раз впечатать в него яростно сжатые кулаки. Заявление заставляет тебя одеревенеть на месте. Глаза округляются, а лесной пожар в зрачках будто кто-то заливает водой. - Сегодня на свидании плачу я за тебя, уговорила, но на следующих счёт будет на тебе, договорились?

И говорит это так непринуждённо, что тебя переполняет и злость, и странное веселье. Разбитая душа снова склеивается, а сердце трепещит и поёт от радости. Чёрт бы только побрал этого дурака, который едва не довёл тебя до инфаркта и одновременно создал перед тобой устойчивую ауру весны.



­­


Юмикаге Цукимицу: знает тебя, как девушку Цуруги, которая стоит у блондина поперёк горла. Камия так часто говорит тебе, что Цукимицу начинает тошнить - парень испытывает негативные эмоции ко всему этому влюблённому лепету. Да и то, что друзья, которые обзавелись девушками, стали часто оставлять его одного в компании, выводит Юми из себя. Иногда Цуруги чисто из вежливости берёт Цукимицу с вами на прогулку, но тот постоянно выражает угрюмость и молчаливость, колко комментируя ваши романтические "курлыканья" и, морща в отвращении нос, крича "Да облизывайтесь вы уже в другом месте, бесстыдники!", когда брюнет начинает нагло лезть к тебе с поцелуями. К тебе относится совершенно никак, но подмечает, что у тебя довольно стройная фигура. Хоть и хмурит гневно светлые брови, но часто опускает взгляд небесных глаз на выпуклую грудь, получая эстетическое наслаждение и подмечая про себя, что младшеклассницы довольно быстро цветут. Цуруги иногда в шутку говорит, чтобы Юмикаге платил ему за просмотр.

Джуничиро Курамамори: шатен знает, какого иметь возлюбленную, поэтому в отличие от Юмикаге поддерживает друга в его взрослении. Правда, считает Камию не самым подходящим вариантом для такой девушки, как ты. В конце концов у него есть свои странности, к которым тебе ещё придётся долго привыкать, поэтому волнуется за сохранение твоей психики. Хотя бы её части. Но, видя, что вам хорошо вдвоём, не даёт тебе никаких советов и просто изредка наблюдает за развитием ваших чувств. Ему ты симпатична, как человек, а тебя он нравится, как та личность, которая привозит невредимого Цуруги пьяного домой. Впрочем, спокойный и уживчивый темперамент Джуничиро тебе тоже импонирует, поэтому в целом отношения между вами ровные, с положительной долей.

Микуни Алисэйн: И что ты только нашла в этой жалкой шавке, (Твоё имя)? Он омерзителен и скоро ты убедишься в том, что ему лучше сдохнуть, - злобно шипит в сторону своего противника блондин, косо поглядывая на то, каким мечтательным взглядом ты проводишь возлюбленного.
Ревность, завладевшая Алисэйном-старшим, идёт полным ходом и она же его отравляет, подсыпая случайно яд и в твой чай. Ты отказываешься слушать его грубые высказывания в сторону любимого, поэтому зачастую прерываешь начатый диалог, предпочитая более разговорчивую компанию Цуруги. С Микуни у вас до недавнего времени существовала неплохая дружба, молодой человек никогда не проявлял к тебе особое внимание, но после того, как заметил тебя в компании ненавистного Камии, что-то в нём вспыхнуло и начало болезненно ворочиться. Предпринимал попытки разлучить вас, смахивая всё на простое желание насолить сопернику, но, ощутив, как ненавистно он смотрит на твою миловидную улыбку, посвящённую брюнету, понял, что не хочет отдавать тебя ему. Впрочем, это ему подсказал ДжиДжи, на что Мику сначала просто посмеялся, сказав, что вампиры не умеют разбираться в людских чувствах. Теперь же понимает, что непристойные взгляды на тебя должен пускать он и только он, а не какой-то там Цуруги. Сделает всё, чтобы помешать вашему счастью, даже если ты не ответишь ему взаимностью - ему будет просто спокойней от того, если ты достанешься кому угодно, кроме этого обувного маньяка.

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e429 - оставить своё мнение о тесте вы можете здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-268.html

Категории: Сервамп
Прoкoммeнтировaть
Тест: Школьные шалости [сборник] Рампо Эдогава Объявление... vfif1234 18:07:24
­Тест: Школьные шалости [сборник]
Рампо Эдогава


Объявление, прозвучавшее в динамиках коридора, громогласно напомнило о том, что сегодня во всех классах проведут контрольные работы по гуманитарным наукам. Твоя персона ощутила лёгкое потряхивание от волнения, ведь ты была не особо подготовлена в этой сфере, и на то были свои вполне веские причины. По крайней мере серьёзные они были для твоего молодого человека, который по своей капризной и чуть эгоистичной натуре требовал, чтобы ты провела вчерашний день в его чертогах. Отказать этой личности было невозможно - он мог привести тысячу причин, по которой ты просто была обязана скрасить его одиночество, а самым главным был аргумент: "Мне лень проводить день в одиночестве". Чувствуя щекочущий солнечный смех в груди от его детской непосредственности,­ ты сдавалась под настойчивым напором Рампо и добровольно потакала его прихотям, как заботливая матушка, в чьих приоритетах стояли интересы её ненаглядного дитя.

Всеобщий поток учеников, который механически двигался к нужному кабинету, напомнил тебе о печальной неизбежности. Дождавшись, когда очередь скроется за дверью, ты уныло повесила голову и вздохнула, разрываясь между сожалением о том, что провела бессоную ночь с Эдогавой, и утешением о том, что зато вы благоприятно провели время, а наброски из определённого параграфа ты вспомнишь по пути, доверившись интуиции, или начнёшь импровизировать на ходу. Последний раз набрав в лёгкие воздух для полной решимости, ты со строгим видом только сделала шаг вперёд, как тебя остановил беспечный голос молодого человека, неожиданно появившегося в коридоре.

- Рампо, что ты тут делаешь? - переполошилась ты, взволнованно разглядывая опустевшее помещение. - Все уже на контрольную ушли, а ты хочешь опоздать? Тебя же накажут.

- Да не хочу я решать эти примитивные задачи, - устало отмахнулся Эдогава, изображая всем своим видом скуку при мыслях об однотипности будущих заданий, непринуждённо закинув руки за голову. - Знаю я, что там за вопросы, на которые сможет и рёбнок из детского сада ответить. Вот если они придумают что-нибудь посложнее для меня, тогда я ещё подумаю, взяться мне за это дело или нет.

- Ты так легко говоришь об этом, - удивилась ты, хотя вольное поведение возлюбленного и его критическая оценка учебным метериалам с его багажом бесценных знаний было для тебя уже вполне привычным явлением. - Хочешь прогулять?

- Да! - с энтузиазмом воскликнул восторженный Рампо, заставив тебя испуганно втянуть голову и обеспокоенно обвести взглядом здание в поисках возможных свидетелей; уж тебе проблемы точно не были нужны. - Ты подкинула мне хорошую идею, (Твоё имя)! И ты пойдёшь со мной!

- Ч-ч-что?! - ты едва ли не поперхнулась от такого заявления и от переизбытка шока начала заикаться. - Н-нет! О чём ты говоришь? Мне поставят двойку, если я прогуляю! Это же важная контрольная, так учитель говорил.

Брюнет иронично приподнял брови и демонстративно пренебрежительно фыркнул.

- Все учителя говорят так, чтобы набить цену своим и без того скучным предметам. Не ведись на их провокации.

- Да всё равно! - отчаянно упрямилась ты, насупив брови. - Им ты этого не докажешь.

- А я докажу! - уверенно заявил Рампо, азартно сверкнув нефритовыми глазами, словно приняв это за вызов. - Хочешь, прямо сейчас подойду к твоему учителю и, тыкнув в него пальцем, скажу, что его предмет вызывает у меня только зевок? Он мне даже ничего не скажет, потому что знает, что я самый умный ученик здесь. Только благодаря моему гению эта школа ещё не рухнула от глупости других учеников, - самовлюблённо высказался парень, горделиво задрав подбородок.

- Знаю, Рампо, знаю, - миролюбиво ответила ты, призывая его не принимать отчаянные меры. - Тебе, может, учителя ничего и не скажут за прогул, ведь ты запросто наверстаешь упущенное, а меня могут вообще исключить из школы. Так что ты как хочешь, а я пойду в класс.

- Эй, будущий великий детектив не разрешал тебе никуда уходить! - властно прикрикнул уязвлённый Эдогава, хотя на деле он выглядел лишь зазнавшимся ребёнком, который требовал к себе пристального внимания. - Чем я, по-твоему, должен заниматься, пока ты учишься?

- Прогуляйся где-нибудь, - предложила ты, пожав плечами.

- Скучно, - прилетело в ответ мёртвым голосом.

- Посиди в библиотеке.

- Ещё скучней, - с каждой секундой Эдогава, неудовлетворённый твоей скудной фантазией, мрачнел всё больше.

- Вернись в класс, реши по-быстрому задачу и иди со спокойной душой домой - это самый лучший вариант.

- Скучно, скучно, скучно! - затораторил рассерженно брюнет, эмоционально размахивая руками. - У тебя только занудные варианты, (Твоё имя), и сама ты сейчас полнейшая зануда, - обиженно буркнул он и, надув губы, отвернулся, когда ты сопроводила его действие закатыванием глаз и пожиманием плеч, мол, ничего уже со своим характером не сделаешь. Рампо молчал несколько секунд, пока в его голову не пришла другая идея, вызвавшая у него широкую улыбку. - Знаю! Пошли в столовую!

- Ещё лучше, - сардонически усмехнулась ты, - она же закрыта. Все повара уже ушли домой на последнем уроке.

- Но ключ-то у меня, - довольно хмыкнул зеленоглазый, демонстративно покрутив на пальце предмет с брелком, расплываясь в лисьей улыбке.

Ты обвела находку безгранично изумлённым взглядом и ещё раз оглянулась, надеясь не встретить свидетелей его маленького преступления. Паника, несмотря на уединение, начала нарастать, поэтому для осторожности ты использовала шёпот.

- Где ты достал его?

- Для великого детектива нет ничего невозможного! - с лёгкостью уклонился от прямого ответа Рампо, снова заведя свою речь в привычное русло; ты измотанно всплеснула руками, поняв, что его бесполезно допрашивать в таком случае. - Ну что, ты в деле?

- Я как бы не хочу, чтобы меня выгнали из школы... - неуверенно отвечаешь ты, чувствуя внутри отголоски поддаться искушению; Рампо слишком соблазнительно улыбался, чтобы оставить тебя равнодушной, да и сама мысль незаконно проникнуть в любимоей место всей школы приятно щекотала нервы. Пальцы начали лихорадочно дрожать, но ты всё ещё старалась упорно бороться с соблазном. - Давай лучше не будем рисковать? - осторожно предложила ты, но в голове возбуждённо плясал твой личный чертёнок, готовый согласиться на эту авантюру.

Эдогава, омрачнённый твоим настроем, неожиданно развернулся в противоположную сторону, сменившись в настроении, и разочарованно пробубнил:

- А я-то думал, что ты будешь хорошей помошницей детектива. Но раз ты не можешь выполнить даже такую простую задачу, тогда я отказываюсь от тебя - будешь работать какой-нибудь техничкой.

Едва сдерживаешься, чтобы не засмеяться от его не то трогательной обиды, не то от умелой манипуляции, ведь твоё хихиканье уж точно пробудит в нём недовольство. Закусываешь нижнюю губу, в последний раз взвешивая на чаше весов свои тёмные желания и светлые побуждения. Тьма одерживает победу с каждой секундой, пока Рампо гордо удаляется в столовую. Адреналин бежит по венам кипучей жидкостью, пробуждая в тебе безрассудство, которое упрямо просится выйти наружу за небольшой шалостью. "Это ведь ненадолго. Я всего лишь возьму там что-нибудь и пойду обратно на занятия" - гласишь самой себе ты, чтобы притупить совесть, и догоняешь Рампо, молниеносно проскакивая мимо кабинета. С облегчением вздыхаешь, убедившись, что осталась незамеченной. Эдогава поворачивается к тебе и на твои нервно подрагивающие уголки губ отвечает хитрой улыбкой.

- Я знал, что на тебя подействует мои уловки и обаяние. Великий детектив заманит любого в свою ловушку!

- Не льсти себе, - игриво остужаешь его пыл, чтобы не зазнавался, хотя ты всё равно знаешь, что сейчас он будет отстаивать свою точку зрения - просто тебе на эмоциях хочется его подразнить. - Я передумала самостоятельно, без твоих провокаций.

- Что значит "не льсти себе"?! - искренне возмутился брюнет, не терпя, когда кто-то оспаривает его величие. - И не улыбайся так язвительно!

- Идём уже! - поторопила ты возлюбленного, к его удивлению, ведомая острым желанием выпустить тёмную сущность из своей оболочки невинного ангела.

Эдогава едва поспевает за тобой, мысленно изумляясь тому, как быстро ты изменила своё настроение и почти одержимо неслась к месту, которое ещё несколько минут назад вызывало у тебя страх на лице. Ты загородила своим телом парня, позволяя тому орудовать с дверным замком. Услышав долгожданный щелчок, вы обменялись шаловливыми улыбками и зашли внутрь, торопливо закрыв за собой дверь. Небольшое, но уютное и хорошо осветлённое помещение сразу же встретило незваных гостей приторным запахом оставшейся выпечки. Рампо уверенно ступал по кафельному полу, добравшись до миниатюрного окошка, где выдавали порции для учеников. Дотянувшись рукой да тарелки, с гордым видом вытаскивает ещё свежие пирожки и неторопливо, словно вас не поджидают никакие опасности, набивает себе ими рот. Ты же почему-то начинаешь резко терять былой настрой и ведёшь себя отчуждённо, всё время настороженно озираясь по сторонам. Бронзовые настенные часы показывали, что ты опоздала уже на десять минут, и внутри тебя начало недобро потряхивать. В мыслях витали вопросы о правильности содеянного и о том, не пожалеешь ли ты об этом проступке, который может обрести фатальный исход. Доселе беззаботный Рампо, заметив твою угрюмость, неохотно убрал изо рта булочку с бежевым кремом и поднёс её к твоему рту, испачкав правый уголок твоих губ безе.

- Блин, Рампо, ты чего вытворяешь? - не чувствуя особой злости на его выходку, промямли твоя персона, больше испытывающая переживания по поводу своего прогула. - Я тут вообще-то думаю о том, что мне светит, когда я приду на пересдачу. Ты-то запросто сдашь, а я не смогу.

- Ну конечно, - бодро отвечает зеленоглазый, прямолинейно заявляя с улыбкой, - ты ведь глупая.

Смотришь на него угрожающим взглядом, но обида, как назло, не хочет проявляться.

- Вообще-то я не смогла выучить материал из-за тебя!

- Вечно ты перекладываешь все свои проблемы на меня, хотя великому детективу всё равно поверят больше, - продолжал подтрунивать над тобой парень, веселясь от души. - И это ты тоже перекладёшь на меня, подлая женщина? - с озорливой ноткой приглушённо поинтересовался он, стремительно приблизившись к твоему лицу и слизав кончиком языка часть крема. Ощутив на своей коже влажное прикосновение, ты опешила и глупо захлопала глазами.

- Ч-что ты задумал...? - растерянно спрашиваешь ты, с опаской разглядывая лихорадочный блеск в его глазах, чувствуя, как к горлу подступил ком, а внизу живота что-то тягостно зашевелилось, охотно откликаясь на его молчаливый зов пошалить.

Рампо отмалчивается, но потемневшая зелень глаз говорит о тех пикантностях, которые он хочет сотворить с тобой. Не скрывая какой-то одержимой улыбки, он прислоняется к твоему лицу, высовывает наружу язык и вводит им по твоей щеке то вверх, то вниз, провокационно медленно, заставляя тебя содрагаться и пятиться назад во избежании того, что может задержать вас на опасной территории. Вляпляешься в стену и, оказавшись в тупике, как загнанный волком заяц, пытаешься выразить словесный протест, как твои губы неумолимо накрывает мягкость чужих с невероятно сладким и тягучим привкусом черники, которая, как тебе кажется, растекается по твоему горлу, плавно закрывая доступ к мозгу. Сознание отказывается работать и тело согласно обмякает в руках Эдогавы, который знал, куда нужно надавить - точнее, ты просто не могла отказать в чём-то этому капризному ребёнку.

Следующий поцелуй приобрёл нотку неистовства, необузданности и нетерпения, поражая каждый участок тела электрическими импульсами. Первое время ты пыталась что-то жалобно промычать, опуская брови ниже как знак недовольства, но брюнет использовал довольно грязный приём: скользнул ладонью, сравнимой с мягкостью кошачьих подушечек, по скулам, оставляя послевкусие тихого удовольствия, опустился на шею, слегка захватив пальцами основание, отчего ты, возбудившись, привстала на эмоциях на цыпочки, запрокинув голову. Юркие пальцы вольно и невесомо поглаживали гортань, область голосовых связок и остановились на трахее, вызвав приятные щекочущие ощущения, от которых хотелось взвыть. Он снова приник тёплыми губами к испачканному уголку и алчно слизывал липкие остатки, попутно задев опускающимся указательным пальцем правый сосок, вынудив его затвердеть. У тебя начинает мутнеть в глазах.

- Дьявол... - рвано выдохнула ты, чувствуя, как начинают трястись ноги и как вспархивает стая огненных бабочек в животе.

- Правильней сказать, самый великий детектив, - насмешливо парирует Рампо.

Тебе кажется, что на пике экстаза ты начинаешь лучше слышать, потому что в ушах мучительно шуршит бант на груди школьной формы, который он задел. Похоже, каждая кость начала ныть от ненормального желания. Когда его ладонь ложится на твоё бедро, несильно, но достаточно властно сжимая его, а пальцы просовываются под атласные чёрные чулки, ты теряешь последние остатки рассудка. Тебя будто кто-то со всей силы ударил по голове и вот ты, ничего не соображая, готова вслепую довериться своему хозяину. Он снова подводит к тебе булочку, надавливает на неё пальцами, выпуская остатки крема, и ехидно улыбается, намекая о своём эксперименте. Не возражаешь, когда он обмакивает палец в креме и, невзирая на чистоту твоей формы, распахивает несколько пуговиц, оголяя часть выпуклой груди. Плевать, что ты только сегодня постирала рубашку; главное, чтобы он не останавливался. Эдогава водит испачканным пальцем по вершине груди, затем наклоняется сам и круговыми движениями языка охватывает сладость, напоследок вбирая кожу в рот и с причмокиванием выпуская её уже с алеющим следом. Стонешь от удовольствия, невольно выгибаясь так, что твоя юбка касается его брюк, где твердеет главный источник вожделения. Рампо тяжело выдыхает, ощущая, что сейчас его нервы сдадутся.

- Эй, не расслабляйся! - чуть хмурым тоном обрывает он твои наслаждения. - Ты должна доставить удовольствие великому детективу!

Весело смеёшься; ну конечно, иначе быть не может. Рампо тот человек, который любит, когда всё по-честному; точнее, когда ублажают по большему счёту его. Ты не винишь этого эгоиста, потому что и сама получаешь восторг от своего доминирования. Отбираешь у него булочку, выдавливая крем на два пальца, и обмазываешь им открытую часть шеи брюнета. Прислоняешься, бережно слизывая сладость вдоль шеи, и, обхватывая зубами ворот рубашки, отодвигаешь его в сторону, спуская влажную дорожку до ключиц, чуть прикусывая их. Зеленоглазый запрокидывает голову, ускоряя тем сбитого дыхания, и кладёт ладонь на твою голову, несдержанно сжимая пряди. Ослабляешь галстук, дрожащими пальцами разбираясь с пуговицами, а свободной рукой скользишь вниз; чуть задираешь незаправленную в штаны рубашку, - он предпочитал лёгкую небрежность во внешнем виде, - перебирая пальцами оголённые рёбра, спускаешься вниз, намеренно задерживаясь возле ширинки, заставляя его давиться раскалённым воздухом. Довести его до предела было проще простого. Поглаживаешь рукой затвердевший орган, припадая к его губам, которые он начинает жадно смаковать и углубляться в поцелуй так, что ваши зубы сталкиваются со стуком; если у него такой бешеный порыв, значит, он готов.

Симфония зародившейся страсти прервалась голосами по ту сторону двери, вынудив вас торопливо отпрянуть друг от друга, хотя раскрасневшийся от напряжения Рампо с радостью бы завершил начатое, наплевав на дисциплинарный комитет. Но с "Ищейками", как их прозвала вся школа в честь того, что они могут найти за пару секунд сбежавших учеников, лучше было не сталкиваться, поэтому, притихнув, вы дождались, когда они переговорятся на ваш счёт, и встали около двери, намереваясь выйти. Лёгкие жгло от нехватки кислорода, сердце кипело, а внизу всё до сих пор пульсировало. Растрёпанные и тяжело вздымающие грудь, вы пытались привести себя в порядок. Краем глаза ты заметила ещё один хитрый блеск в зрачках Рампо, поняв с усталостью, что и сегодня тебе не удастся подготовиться к контрольной.

- Продолжим сегодня у меня дома, - не терпя возражений, заявляет Эдогава, добавляя с по-детски широкой улыбкой, на которую невозможно обидеться: - Учиться тебе не дано, а значит, будешь радовать будущего великого детектива, чтобы он всегда с бодростью раскрывал даже самые скучные задания.


­­


Эдгар Аллан По: одноклассник Рампо, который знает о всех его прогулах под предлогом "Мне скучно учиться", и не сдаёт, несмотря на глубинное желание сделать это и обойти своего главного соперника в учёбе. Личное восхищение мешает ему напакостить, поэтому от отчаяния иногда следит за Эдогавой, желая узнать, чем он занимается на прогулах и заодно задуматься о том, не стоит ли ему тоже присоединиться к этому делу, чтобы заручиться его уважением. Обомлел, узнав, что даже у его соперника имеется девушка, да ещё и такая красавица. "Карл, ну почему у Рампо-куна есть всё, а у меня - ничего?!" - часто жалуется на несправедливую судьбу своему еноту писатель, от безысходности хватаясь за голову. Испытывает к тебе противоречивые чувства: ты ему крайне симпатична и вместе с тем он завидует тому, что брюнет уделяет тебе так много внимания, забывая о существовании Эдгара. Даже не знает, кого ревновать: то тебя к Рампо, то его к твоей персоне. Лично с ним вы не общались, да и скромный По всё время скрывался, стоило тебе почувствовать рядом с собой чьё-то присутствие, поэтому о его существовании ты даже не будешь подозревать, пока Рампо не познакомит вас. Будет часто наблюдать за тобой, пытаясь разузнать больше о твоём психологическом портрете, ведь ему интересно узнать, чем ты смогла покорить детектива.

Акико Йосано: несмотря на то, что вы учитесь в параллельных классах, вы являетесь лучшими подругами. До непосредственного знакомства ты знала о ней со слов Рампо и ревновала его к ней, ведь, по-твоему мнению, она была достаточно привлекательной особой и близко общалась с Эдогавой. Первое время сверлила её недружелюбным взглядом, когда она проходила мимо, а затем, когда она изъявила желание пообщаться с девушкой, которая терпит трудный характер детектива, ты изменила о ней своё мнение, поняв, что она холодна к Рампо, как, впрочем, и ко всем нынешним юношам. Пытается научить тебя держать под каблуком зеленоглазого и отстаивать перед ним свою точку зрения, но в такие моменты твой возлюбленный успевает остановить бурный феменистический поток речей Йосано и вовремя вытащить тебя из лап девушки, которая может научить тебя "плохому". Акико считает, что ты слишком балуешь Рампо, но ты ничего не можешь с собой поделать. Тяжело вздыхает, но смиряется с твоим выбором, взамен предупреждая, чтобы ты потом не жаловалась на его темперамент. Вас всегда можно найти вместе на переменах, иногда она даже присоединяется к вашим прогулам с Эдогавой, составляя весёлое и интересное трио. Нередко вылавливает из-за углов притаившегося Эдгара, угрожая тому, чтобы он не лез в ваши отношения. Что ж, о такой заботливой подруге, которая готова подсобить тебе в любой ситуации, можно только мечтать.

Дзёно Сайгику: (Твоя фамилия) (Твоё имя), ты обвиняешься в побеге с урока литературы, - останавливает тебя парень, крепко сцепляя пальцы на твоём запястье. - И почему работу гоняться за тобой предоставили снова мне? Где болван Тэттё-сан, когда он так нужен? Впрочем, это не так важно, ведь жизнь сама по себе несправедливая штука, - устало вздыхает Дзёно, качая головой. - Посиди в кабинете и подумай над своим поведением, пока я не приду на допрос.
Один из тех, кто постоянно ловит тебя на зачастившихся прогулах. Надо сказать, у Сайгику охота на тебя уже вошла в неприятную привычку, поэтому отныне он больше не испытывает прежнего азарта, ловя преступницу в лице тебя. Скорее, удручённость и раздражение, ведь хочется чего-нибудь новенького, да и беседы с тобой отдают привкусом тоскливости - ты отвечаешь на все вопросы слишком честно, не позволяя ему играться и ехидничать, раскусывая твои истинные мотивы, и не ведёшься на его провокации. Да и Йосано за тебя стоит горой, зачастую распуская руки. Впрочем, причина заключается и в том, что он немного разочарован тем, как ты медленно портишься; раньше ты была примерной ученицей и подавала какие-то надежды, Дзёно даже подумывал о том, что твою персону будет неплохо завервобавать в комитет "Ищеек", как самого адекватного человека. Но не судьба. Теперь не очень лестного мнения о твоей личности и всё время презрительно фыркает при виде тебя.

Тэттё Суэхиро: он, как ни странно, несмотря на твою ныне не самую чистую репутацию, относится к тебе вполне лояльно, с долей симпатии. Тэттё не знает точно, чем обоснованы его чувства, но находит тебя довольно приятной собеседницей. Во время допроса, когда Сайгику отлучался, тебе удавалось разговорить его, что впоследствии заканчивалось общей трапезой - Суэхиро угощал тебя своими нестандартными блюдами, а ты вовсе не тошнотворно морщилась на его специфичные вкусы в отличие от Дзёно, который по приходу шлёпнул себя по лбу, назвав мечника идиотом. Как известно, он никогда не нарушает приказы, когда его просят проявить грубость, но к твоей персоне старается проявлять меньше физической силы, попутно извиняясь за неизбежное насилие. Что самое интересное, так он считает прогульщика Рампо "злом, которое должно быть наказано", а о тебе, как его сообщнице, думает, как о заблудшей душе, которую нужно поставить на верный путь. Уверен, что если отгонит от тебя дьявола в лице Эдогавы, ты снова примкнёшь к свету. Возможно, это даже своеобразная ревность, хотя Тэттё не заявлял официальных прав на тебя. Выражает свою симпатию молча, сдержанно, лишь иногда пуская на тебя заинтересованные взгляды во время перерыва в работе.

Оокура Теруко: к её сожалению, ты ещё не попадалась ей на пути, хотя девочка яростно мечтает опробовать на тебе все самые изощрённые наказания за школьные проступки. Зорко следит за каждым твоим передвижением, ядовито ухмыляясь и надеясь когда-нибудь поймать тебя лично. Ей, одержимой насилием, только дай малейший повод, как она привяжет твои руки к батарее и будет всячески издеваться. Часто врывается на допрос к Дзёно, обвиняя того в слишком мягких методах наказания и жалуется на правила, которые гласят: "кто поймал - того и жертва", ведь по законам она не может переметнуть твою персону себе. Так что стоит запастись сноровкой, если ты не хочешь в ближайшем будущем оказаться под подошвой её ботинка. Для Теруко ты просто очередная жертва, на которой она без колебания сомкнёт свои клыки.

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e429 - оставить своё мнение о тесте вы можете здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-268.html

Категории: Бродячие псы
Прoкoммeнтировaть
суббота, 4 августа 2018 г.
Тест: Привкус одержимости [сборник] Астольфо Гранатум Морозы этой... vfif1234 19:36:48
­Тест: Привкус одержимости [сборник]
Астольфо Гранатум


Морозы этой зимой выдались столь лютыми, что даже ни один человек не решался выйти из своего дома, и лишь пугливо поглядывал с окна на бушующую погоду. Угрюмый северный ветер разгонял мощным порывом крупные хлопья ледяного снега. Снегопад был настолько обильным, что было с трудом разобрать из-за него дорогу. Белоснежные комки так и липли к глазам, из-за чего приходилось постоянно морщиться, а безжалостный ветер только усиливал пытку, проносясь по щекам будто в форме острого кинжала, делая на коже ледяные порезы. Серое небо, раскинувшееся над городом, словно сердитый пёс, тоже не наводило на оптимистичные мысли. Но Астольфо, спокойно поправляющего шарф, нисколько не интересовали погодные условия в отличие от его напарника, который суетливо просил его натянуть предмет чуть ли не до носа. Он встретил тебя как раз на безлюдной улице - легко одетую, шагающей лёгкой походкой и даже не спотыкающуюся о толстую корку хрустящего под ногами льда. Ты грациозно парила, точно не ходила, что привлекло внимание охотника - словно зимняя принцесса, обозначающая свои владения перед простыми смертными. Гранатуму были не свойственны такие ассоциации, потому что отношения его вообще не интересовали. Единственное упоение - кровавая жатва с вампирами. И когда ты прошла мимо него значительно близко, он запрокинул голову, блажённо прикрыв глаза и вдохнув естественный запах порождений тьмы, его лицо озарила кровожадная ухмылька.

Снова эти чёртовы вампиры пытаются играть в обычных человечишек - как омерзительно и смешно одновременно! Астольфо не терпится вытащить своё оружие и занести его над твоей головой. Он оборачивается, мимолётно любуясь видением, а позже начинает представлять чудовище вроде тебя в расчленённом виде. Приглушённо хохочет про себя, получая извращённое удовольствие от представлений, ведь все вампиры одинаковы - все они заслужили смерти за его страдания. Никакой жалости. Это его работа. Его личная месть этим тварям.

Замечая его пристальный взгляд, поворачиваешь голову, ответно разглядывая его с ног до головы, словно безмолвно ознокамливаясь. Охотник попутно размышляет о том, что если ты назовёшь его "девчонкой", он отринет принципы и морали и прямо на месте разрежет твоё чёрствое сердце на мелкие кусочки.

- Мадемуазель, могу ли я поинтересоваться, чем я так привлёк Ваше внимание? - слащавым тоном тянет он, надеясь немного поиграться с твоей персоной: приласкать вежливостью, запомнив твою беззаботную улыбку, а уже потом разделить лицо на две части, чтобы каждый раз явственно прокручивать этот невероятный момент - нет ничего лучше, чем рушить надежды этих жалких кровососов.

Несколько секунд ты молчишь, борясь с накатывающей эйфорией: его изысканный запах, хвалённый среди вампиров, сводит с ума, нещадно кружит голову и дурманит рассудок, как алкогольный напиток. Но, как ни странно, оссушать его совсем не хочется. От созерцания столь прекрасного юноши с утончёнными чертами лица было нелегко оторваться, у тебя напрочь перехватило дыхание. Такую красоту хотелось оставить нетронутой, как девственный лес, на котором ещё не ступала нога грешного человека. Борясь с благоговейным оцепенением, ты находишь в себе силы вымолвить слова:

- Вы очень красивый молодой человек, я таких ещё никогда не видела, - беззастенчиво признаёшься ты, улыбаясь ему так тепло, что, кажется, от этого жеста может растаять весь плотный снег.

От неожиданности юноша округляет глаза, не сразу углубившись в чувство польщения. Странное тепло разливается в груди. Неужели температура поднялась? Он не находил больше логичного объяснения тому, что ему резко стало жарко, пусть симптомы и вовсе другие. Им овладело чувство срочности за что-то схватиться, чтобы не потонуть в развернувшемся вязком болоте, которое устроило ты, как крыса на разрушенном корабле.

- Хм, спасибо, - он делает вид, что с ним ничего не случилось, и благодарно снимает шляпу твоей персоне, а затем начинает горделиво хвастаться своему напарнику: - Ну, видел, как по мне сходят с ума? Я лучше какого-то Роланда! Кстати, а вот и это ничтожество идёт, - презрительно фыркает он, морща свой миниатюрный нос, чем привлекает твоё внимание к возросшему блондину.

- Боже-Боже, вы так легко одеты, мисс! Вы не замёрзнете? - буквально с ходу даётся диву ещё один паладин, жалостливо рассматривая твоё одеяние; его напускная, как считал Астольфо, сентиментальность раздражала охотника до дрожи в костях.

Но ты, чувствуя неладное в этом субъекте, лишь безразлично отмахиваешься, напоследок провожая взглядом Гранатума. Астольфо на мгновение прикрыл глаза, глубоко вздохнул и потёр виски. Внешне его эмоции сошли на нет, но внутренне он дёргался и метался, словно оказался в маленькой тесной коморке, где нет ни выхода, ни входа, а стены неумолимо сжимались. Безнадёжность всё яростнее обнимала душу. И что это с ним случилось? Почему он так ревниво следил за тем, чтобы ты не одарила его кокетливой улыбкой, как это делают другие простолюдинки в компании общительного Роланда? Будущее казалось туманным и враждебным, потому что его не покидали мысли о тебе, а порыв доверить его отголоски пока непонятной ему особе, практически не управляем. Но ведь Гранатум действительно не представлял, что ваши случайные встречи участятся, а затем и вовсе перестанут быть простым совпадением...

Юный охотник всегда твёрдо знал, что его годами взращиваемая и горячая ненависть к вампирам не утратит своё пылание и будет гореть вечность. Но в этот раз, всё чаще сталкиваясь с твоей персоной, он начинал сомневаться в своих идеалах и жизненных приоритетах, но разумом этого не понимал и упорно отрицал. Но ты будто специально, как истинный демон, усыпляла его бдительность, сыпля комплименты в его сторону и подтверждая, что он лучше Роланда. Сердцебиение немиласердно рвало грудную клетку. И вместе с тем, наперекор растущим чувствам, витала давняя обида, не оставляющая его в покое. Каждый раз, когда он позволял себе на минуту забыться, она напоминала о себе боевыми ранами. Каждый раз, глядя на своё худоватое тело в гладь зеркала, он видел там отвратительные вампирские метки и возвращал себе прежний настрой. Гранатум понимал, что его нутро охотника не позволит тебе так просто разгуливать по мирским просторам, пока его душа плавится в жестокой ненависти. Он упорно стирал с архивов памяти каждую твою посланную ему улыбку и, остервенело сжимая до крови и побеления костяшек кулаки, включал режим бесчувственного берсерка, одержимого голыми инстинктами. В один из дней он наконец-то осознал, что ваша связь не может больше продолжаться - он обещал самому себе стереть каждое чудовище, и он докажет самому себе, что его не просто ввести в заблуждение.

Он стоял к тебе спиной в этот день, смотря на чёрные горы вдалеке, и ты ощутила неприятный холодок на коже, когда увидела на нём официальную форму охотника. Ещё ничего не началось, а тебе уже кажется, что ты попала в какой-то недобрый хоррор-спектакль: об этом намекала зловещая тишина, его неподвижность и твой ворочащийся где-то на уровне солнечного сплетения животный страх. Руки и ноги превратились в желе, отказываясь слушаться хозяйку.

- Тебе не холодно, Астольфо? - обеспокоенно интересуешься ты, подавляя внутреннюю вспышку паники от его одеяния; всё будет в порядке, если ты будешь вести себя как ни в чём не бывало.

Он поворачивается к тебе и на его губах вырисовывается полубезумная улыбка, а плечи подрагивают от накатывающего гогота.

- А что, хочешь согреть меня? - издевательски спрашивает он, иронично приподняв брови. - Но ты ведь и сама холодная, как глыба льда. У вампиров всегда низкая температура, верно? Ха-ха-ха!

Он заходится странным весельем и, держась за живот, начинает истерично смеяться с широко распахнутыми глазами. Тебя охватывает дикий ужас, из-за чего ты начинаешь рефлекторно пятиться назад. Но бежать некуда. Вы оба понимаете это, и оба реагируете на это с обречённостью. Потому что у Астольфо впервые пропадает желание атаковать. Он смеётся, заваливая хохотом уши, но ему совершенно не радостно, как это бывало прежде. Глубокая печаль, как яд, медленно растекалась по венам и отравляла сознание свершившимися фактами. На минуту ему даже показалось, что на его глаза выступили слёзы, но он хочет думать, что на его ресницы всего лишь упал снег и растаял, обратившись в прозрачные капли. С такими мыслями, натянуто улыбаясь, он возвышает над собой зловещую косу и резко опускает на твою грудь, вырывая из тебя сдавленный вскрик. Почему же ему не становится хорошо от вида твоих страданий, от твоих слёз, от крови, которая брызгает фонтаном изо рта? Почему чертовски больно, да так, будто это ему проткнули грудь? Астольфо теряется в отчаянии и падает на колени, продолжая зачем-то смеяться и теряясь в своих ощущениях, окончательно путаясь в противоречивых чувствах, разрываясь между давно вынашиваемой местью и любовью. И почему небо, на которое он смотрит, не даёт ему ответы? Почему его отец молчит, не давая ему знака, что правильно, а что - нет?

- Ты... т-ты знал... - откашливаясь и сплёвывая сгустки крови, сипло шепчешь ты, придерживая рукой открытую рану, хотя это действие не приносило пользу; в груди всё равно не исчезало давление, а воздух продолжал со свистом выходить наружу.

- Что ты вампирское отродье? - уточняет с напускным безразличием Гранатум, стараясь не смотреть тебе в глаза - его взгляд устремлён на деревья и землю. - С самого начала нашей встречи. Я ещё тогда хотел убить тебя, но... Похоже, ты умеешь неплохо играться с чужими чувствами. Молодец - растянула время до своей кончины! Но смерть всё равно не избежала и не избежишь. Все вампиры должны умереть. Я хочу уничтожить их. Всех до единого! - надрывно кричит он, обнажая покарёженную душу. - Потому что они осквернили меня, оставив на мне тринадцать меток! Они все должны сдохнуть!

Вопреки тому, что Смерть готова была поцеловать тебя своим хладным ртом, вытравив всё живое, ты по-прежнему смотрела на него с любовью и... сочувствием. Словно зеркально переживая гамму его эмоций, ты начинаешь невольно рыдать. Новые подробности его жизни открыли завесу беззаботности, под которой скрывались отчаяние и одиночество. Трагедия его судьбы волновала тебя больше, чем собственная участь. В последние минуты жизни тебе хотелось прижать это покалеченное дитя к себе и пообещать ему, что всё будет хорошо, что всё самое страшное уже позади.

- Я... я бы ни за что... не оставила на тебя метку...

- Лжёшь! - с ненавистью выкрикивает он, давясь собственной вязкой слюной, как бешеный пёс, тем самым пытаясь оградить себя от ненужных эмоций. - У меня слишком вкусная кровь, они все так говорили! И ты не исключение! Ты тоже одержима ею!

- Если я и одержима чем-то, - ты осекаешься, чувствуя скопившийся металлический привкус в области гортани, и, сглатывая её часть для удобства разговора, выдавливаешь с вымученной улыбкой, - то только тобой...

В твоих ушах, которые словно заполнились ватой, отчётливо звучал один-единственный звук: чьё-то жалобное поскуливание, как у побитого щенка, чей-то содрогающийся голос, заставивший тебя обессиленно поднять глаза. Сквозь овеянный тебя туман ты разглядела Астольфо, который сидел на коленях, смотрел прямо тебе в глаза своими неестественно расширенными зрачками и мечтал стереть отпечаток слепой влюблённости с твоих зрачков; его рот криво содрагался, вырывая из уст неразборчивые жалобные стоны, заикающиеся слова и протяжное мычание. Его душа, придавленная сознанием свершившегося открытия, разлетелась на миллионы осколков, как в день его первой трагедии. Ты перестала думать о боли; происходящее казалось тебе сумасшедшим, но ты отчётливо чувствовала пожирающее тебя чувство вины перед охотником, которого ты подвела. Вина перед ним, такая нелепая, неуместная, почти невозможная, отравляла твоё сознание. Ты бы отдала всё, лишь бы только не быть вампиром, которых он так отчаянно презирает. Гранатум готов был потерять нить реальность, утонув в своём горе, но сквозь агонию адского пламени, в котором продиралась его душа, он ещё раз услышал собственный крик, моментально отрезвивший его. Да к чёрту эти стереотипы, если сердце разрывалось от горечи, осевшей пеплом на языке! Гори в аду эта любовь, которая делает людей слабыми. Будь сожжена на инкивизиторском костре кровавая ведьма, которая пленила его своим обаянием, став его личным проклятием и спасением. Отбросив в сторону оружие, он подошёл к твоему почти бездыханному телу и одним резким движением порвал воротник плаща. Пульсирующие вены на его обнажившейся шее заволокли твой разум пеленой.

Вздрогнув, он послушно замер, уступая жадности твоего рта, и терпеливо выносил вторжение чужих зубов в свою атласную на ощупь плоть. Астольфо часто дышал, но в момент укуса не вскрикнул, стойко перенося причиняемую боль. Ты воскресала. Повреждённые ткани с поразительное скоростью обретали прежнее состояние. Волна за волной на тебя на накатывала окрыляющая целительная энергия. С упоением и облегчением ты чувствовала, как кости внутри ровно сростаются, как огромная дыра, открывающая на них вид, затягивается, как всё встаёт на свои места, больше не тревожа раненное тело. Ты могла бы сравнить вкус его плоти со вкусом чарующего сока мироздания, одухотворяющего напитка , {censored} хмели. В ажиотаже сумасшедшего дурмана ты повалила охотника на спину, вцепилась руками в его кисти, буквально вдавив их в земою, и продолжила свою пытку. Юноша не издал ни одного звука; казалось, он пал замертво, но его выдавали нечастые тяжёлые вдохи-выдохи. Он мог бы воспользоваться своей силой и оттолкнуть от себя ещё ослабленного вампира, но внутри всё противилось этому. Желание спасти любимую превышало желание жить, подталкивая его на добровольную жертву. Он прикрыл потяжелевшие веки, чувствуя слабость от недостатка крови, и с готовностью ждал, когда ты насытишься; ему было неважно, будет ли это стоить ему жизни или нет - на фоне самосохранения образовалось непреодолимое желание спасти тебя. Если бы его увидели в таком состоянии коллеги, они бы просто не узнали Астольфо. Он, впрочем, и сам не узнавал себя, когда поддался откуда-то взявшейся альтруистичности. Любовь - действительно проделки самого дьявола, который раз за разом издевается над его душой.

Челюсти сводило от напряжения. Прокручивая в голове его признание о прошлом опыте с вампирами, ты мысленно дала себе пощёчину и как ошпаренная отстранилась от него. Вцепившись в свои волосы, выпустив ногти в голову, ты пыталась отрезвить себя болью и вбить себе запрет прикасаться к Астольфо, который бы опасно алел при каждой твоей мысли или воспоминании о вкусе его великолепной плоти. Хотелось рыдать от безысходности и бессилия, которое едва настраивало тебя на нужные рассуждения. Но как назло на языке ощущался вкус его крови, предательски не желая покидать чувствительные рецепторы вампира. Ты готова была вырвать себе язык, лишь бы больше не позволять себе наслаждаться этой порочной пыткой.

- Зачем ты позволил мне это? Я не хочу уподобляться тем вампиром, которые оставили на тебе метки! Я не хочу больше причинять тебе боль и не хочу, чтобы кто-то причинял её тебе!

Его взгляд, постепенно фокусирующийся в окружающем пространстве, пал на твоё покрасневшее и заплаканное лицо. Странное зрелище - видеть слёзы вампира, который по своей сути должен наслаждаться чужой мукой. Он смотрел на тебя, как на безнадёжную идиотку.

- Потому что хочу, чтобы ты жила, - просто ответил Гранатум.

Ты вздрогнула, растерявшись. Ты не могла изменить его прошлое, оградить его от злобы и несправедливости окружающего мира, но могла стать ему опорой в настоящем. Твои руки нежно обвили худенькие плечи юноши, помогая ему сесть на землю, вычищенную от снега. Не понимая, что тобой руководило, ты начала медленно расстёгивать пуговицы на его форме. Замечая краем глаза нечто сиреневое, как синяк, на его полуголом плече, ты понимаешь, что хочешь сотворить с его телом.

- Ты... - Гранатум опешил от твоих действий, не зная, чего ожидать вампира, которого он предательски пригрел на своей раненной шее.

Но что-то заставляет его довериться тебе. Как же он сейчас, должно быть, смешон! Сам направо и налево раскидывался словами о ненависти к вампирам, а теперь... Он не сопротивлялся, положив голову тебе на грудь, и продолжал молчать. В какой-то момент свет луны стал ярче и, приглядевшись, ты различила множество меток на его руках, груди, спине. Ужасаясь картинам, возникающим под действием их вида, ты изумлённо провела по ним дрожащими пальцами, и несколько горячих капель упали на его кожу. Астольфо на самом деле уже изрядно надоело становиться свидетелем твоей сентиментальности, ведь вампиры... Ну как же эти мёртвые создания могут что-то испытывать и кому-то сострадать? Они фальшивки! Но, как назло, подобное определение не подходило твоей натуре. И он, ощущая смятения, с замиранием сердца получал твои робкие поцелуи в каждый отмеченный участок кожи. Кажется, боль прошлого начала постепенно сходить, словно ему нанесли на ушиб кусочек льда, сняв раздражение. Прикосновение твоих прохладных уст походило на целебный эликсир, который снова вернул его к наиболее нормальному состоянию, хотя он всё ещё путался в своих ощущениях и раздумывал о том, что всё, что происходит между вами, это просто игра его больного воображения, и что он сейчас отряхнётся и пойдёт с задорной песней под нос кромсать ненавистных существ.

Одно из которых он так и не смог убить, впустив его слишком глубоко в своё уязвимое сердце...

- Больше никто не оставит на тебе эти грязные метки, - уверенно шепчешь ты, орошая слезами его каменную оболочку, заставляя ту трескаться и вытаскивать из себя всё живое.

Астольфо приподнимает опущенную голову, внимательно заглядывая в твои глаза. Может ли он верить вампиру? Размышления, касающиеся положительного ответа, казались абсурдными.

Но жизнь любит преподносить нехорошие сюрпризы, прогибая под себя сломанные души.

Астольфо убедился в этом, когда машинально припал губами к твоим губам под воздействием острого желания на грани голодания, который он утолил исступлённым поцелуем. Покалеченный ребёнок доверчиво тянет к тебе свои руки, надеясь поверить в счастливое будущее, и ты с твёрдой решимостью обещаешь ему ту самую сказку, наплевав на вампирские инстинкты. И даже когда он добровольно сбрывает с себя одежду, выпячивая вперёд грудь, словно моля тебя закрыть все его метки собственными, ты просто невесомо целуешь каждое его пятно. Охотнику плевать, что оголённую кожу терзает холод, словно атакуя его тонкими иглами - сейчас ему почему-то становится невероятно тепло и не одиноко. И он отчаянно верит, что ты сумеешь стереть каждый страшный и ненавистный след с его тела.



­­


http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e421 - Вы знаете, что делать в моём дневнике.
P.S мне кажется, что я убила весь канон Астольфо >.<
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-236.html

Категории: Мемуары Ванитаса
Прoкoммeнтировaть
Тест: Привкус одержимости [сборник... vfif1234 19:36:11
­Тест: Привкус одержимости [сборник]
Вальдо Джиллес


Ослепительное убранство театра завораживает: хрустальная люстра, переливающаяся радужными цветами во время выступлений, массивный занавес, обтянутые бархатом кресла, зал, украшенный золоченой лепниной, что придаёт ему особую пышность и торжественность. Свет тускнет, мягкие сидения заполняют прибывшие зрители, затихает шум и раздвигается тяжёлый занавес, вызывающий в душе каждого зрителя радостное волнение от предвкушения нового представления. Лишь один зритель, занявший пятиярусное место, сверху наблюдал со скучающим видом за происходящим на сцене. Для Вальдо, лишившегося своей человечности, театр уже не был тем местом, в котором его сердце смогло бы замереть от ожидания. Мало что его радовало, мало что впечатляло и мало что могло его заинтересовать настолько, чтобы он смог сменить всегда спокойное, с напускным безразличием лицо, с которым он, облакотившись о собственный локоть, наблюдал за артистами, которые с беспокойством метались на сцене, чтобы порадовать своего правителя. Теперь, когда он уже не является человеком, мало кто сможет задеть те струны его души, которые смогли бы оживить его и заставить волноваться вместе со всеми остальными зрителями. Он посещал театр только потому, что это было единственное тихое и спокойное для него место, которое отвлекало его от насущных дел, о проблемах правления Россией, это было единственное место, где он мог расслабиться и спокойно вздохнуть, даже несмотря на то, что происходящее уже не могло его обрадовать. Казалось бы, что за все столетия своей жизни ему уже приелись выступления театра, но он не мог изменить своим традициям, которые вели его к ступеням высокого и старого здания, которые открывали обзор на массивные колонны, вверху на них - барельефы и лепка, а где-то сбоку на стенах мраморного оттенка висели афишы с репертуаром. Ему уже давно наскучила ночная жизнь, привелегии которой радовали только первое время, когда он был ещё неопытным и молодым вампиром, для которого были открыты дороги для особых развлечений. Мысль о бессмертии была завораживающей, но после того, как он увидел все краски мира, ему стала скучна эта жизнь, не представляющая ничего особенного и интригующего. Когда он потерял интерес к людям, которые представляли для него поначалу только сосуд с кровью, он решил сделать Москву для их удобств, чтобы они смогли хоть как-то развеять его скуку. На этой ноте он стал посещать театры, ибо творческие люди были самыми старательными и притягательными - чего стоит их искусство менять маски прямо на сцене и великолепные голоса, которые словно проникали волшебной нитью в его мёртвое сердце, заставляя его изредка биться в такт с душевной мелодией. Но даже такая роскошь успела ему наскучить и походы в театр превратились в привычку, не приносящую ему ни грамма радости. В любом случае, для него это было единственным утешением в этой бессмертной жизни.

Послышался первый звонок, и сцена заполнилась актёрами, которые хвастались своими вызывающими макияжами и яркими костюмами. Вальдо зевнул, с безразличием созерцая уже знакомых актёров, которые изредко поглядывали на него растерянным взглядом, наполненных надеждой на то, чтобы порадовать своего правителя. Затем среди них на сцене появилась другая девушка, выпорхнувшая, словно бабочка, из-за ширмы, присоединившись к остальным. Она ослепительно улыбнулась и поприветствовала поклоном своих зрителей, а затем задрала голову, вглядываясь в ярусные места, пока не остановилась на темнокожем мужчине. Джиллес встретил её таким же скучающим взглядом, в то время как она вся засияла от восторга и тут же объявила своим звонким певчим голосом о начале выступления. Она относительно недавно появилась в театре, потому что Вальдо никогда раньше не видел её, хоть и наносил постоянные визиты в это место. Она ничем не отличалась от других людей, такая же обычная и непримечательная актриса, отличающаяся разве только плавной и лёгкой походкой, как если бы она ступала по водной глади, своей жизнерадостной улыбкой и, кажется, льющимся через край энтузиазмом, которым уже давно не пылали другие актёры, омрачнённые неизменным настроением Второго Основателя.

Они с трудом и нервными улыбками меняли свои образы, в то время как ты кружилась на сцене, подобно хрупкой снежинке, парящей на зимнем ветру. Ты веселилась, получала истинное удовольствие от своей игры, с лёгкостью меняла свои маски и обращала на себя внимание зрителей. Ты была самой яркой звездой на сцене, и твой свет сумел даже заинтересовать Джиллеса, который впервые стал внимательно следить за каждым человеческим движением. Заметив его оживление, ты замерла, как бы заканчивая свой танец, и краешки твоих губ дрогнули в азартной улыбке. Софиты, освещающие сцену, внезапно погасли и вместе с ними остановилась до этого спокойная музыка, под которую актёры плавно двигались в такт друг другу. Вальдо, кому была присуща раздражительность, нахмурил тонкие брови, недовольный таким завершением первого акта. Он почувствовал острую необходимость увидеть продолжение и незаметно для себя начал нетерпеливо постукивать пальцами по креслу, заявляя о своём недовольстве.

Внезапно один-единственный софит зажёгся посреди сцены, под светом которого замерла та самая актриса. Грациозно прогнувшись в спине, ты, казалось бы, совсем не дышала, как окаменелая статуя. Но, как только на сцене заиграла быстрая и энергичная музыка, твоя персона ринулась вперёд, как юркая птица, начиная свой танец с грациозного прыжка, как в балете. Вальдо впервые увидел столько жизни в человеке, он буквально насквозь видел, как по твоим венам быстро распространяется горячая кровь, буквально кипевшая от страстных движений. Это завораживающее зрелище возбудило его; рубиновые глаза блеснули в интересе и он чуть приподнялся со своего места, чтобы получше разглядеть, как твоё гибкое тело извивается под музыку, разгоняя алую влагу, запах которой ударил в его ноздри и заставил их трепетать от желания. Ты со всей страстью отдавалась порыву музыки, каждое твоё движение было ритмичным, выразительным, ты идеально владела своим телом и знала, как приковать к себе взгляды каждого. Зрители мечтательно вздохнули, когда твоя светлость начала изящно покачивать бёдрами, приближаясь очаровательной походкой, как у кошки, к зрителям, а Вальдо втянул в лёгкие столь волнующий запах свежей девичьей плоти. Когда последние протяжные звуки скрипки растворились в воздухе, ты сделала резкий разворот, из-за чего твоя коротенькая и пышная юбка задралась, оголяя аппетитные ягодицы, и завершила свой танец, опустившись на колени перед зрителями, бурно аплодирующим тебе. Ты тяжело дышала, усмиряя усталость, и твоя грудь так соблазнительно вздымалась, что Прародитель напрягся взвинченной пружиной.

Зрители проводили всех актёров хлопками ладоней, в то время как взгляд Вальдо вспыхнул негодованием. Он с раздражением смотрел на то, как пускается занавес, а затем вновь открывается по механизму, выпуская каких-то обыденных людей, от которых хотелось презрительно кривить аристократичный нос. Джиллес хаотично метался взглядом из стороны в сторону, но, так и не найдя необходимое, он встал с насиженного места, натянув ледяную маску.

- Господин Вальдо, спектакль же ещё не закончен, - напомнил один из его прихвостней, заметив омрачнённое настроение Основателя.

- Приведите мне ту девушку, которая была на краю сцены, перед этими актёрами. Не заставляйте меня ждать, - тоном, не терпящим возражений, приказал Прародитель, проигнорировав слова своего слуги.

***


Ты до сих пор никак не могла прийти в себя и поверить в происходящее. Всё было столь невероятно и немыслимо, что твоё состояние менялось от приступов глухой паники до полнейшег